Главная » Новости » Хоккейная сборная России, которая была обречена

Хоккейная сборная России, которая была обречена

Забытая команда на забытой Олимпиаде.

Хоккейный турнир Олимпиады-1994 попал в «геологический разлом»: эра «Красной машины» закончилась, а эра НХЛ на Играх еще не началась. И если Альбервиль-1992 помнят по победе, а Нагано-1998 – хотя бы по пяти голам Буре в полуфинале, то найти ассоциацию с Лиллехаммером тяжело. Той Олимпиады вообще не должно было быть в 1994-м, но МОК решил развести летние и зимние Игры – всего через два года после Альбервиля все уже готовились к новой Олимпиаде.

Только стране было не до хоккея. Прошло меньше полугода после расстрела Верховного Совета, и политизированное общество до хрипоты спорило, правильно госдума амнистрировала путчистов или нет. Задержки зарплат становились обычным делом, и люди во многих областях начинали питаться комбикормом. Но даже на фоне этого бардака в ФХР царила настоящая анархия. Федерация воевала с Межнациональной хоккейной лигой – привычная картина, но тогда конфликт доходил до такой стадии, что членство ФХР в ИИХФ осенью 1993-го было временно приостановлено. Ренегаты из клубов и МХЛ создали свою собственную Ассоциацию хоккея России, и первый конгресс раскольников посетил даже генсек ИИХФ.

Ситуацию лучше всего отражает эпизод в сентябре 1993-го, когда на международный турнир на Аляске отправилась «олимпийская сборная России». Под громким брендом в Америку приехала команда, основу которой составила «Сибирь» (5-е место в первой лиге того года – фактически 29-й клуб нашего хоккея), и проиграла настоящей олимпийской сборной США – 1:15. Российские игроки решили скрасить поражение парочкой краж из местных магазинов – спасать их полетел лично генсек ФХР. Когда у президента федерации Владимира Петрова спросили, почему мы не возим реальную сборную, он прямым текстом ответил: «Если повезем нормальный состав – их разберут на контракты в США и Европу, а мы останемся ни с чем».

Подготовка к Лиллехаммеру тоже получилась хаотичной: появились сразу две сборные – олимпийскую возглавлял Виктор Тихонов, а национальную, под чемпионат мира, принял Борис Михайлов. Но оба тренера уже не могли привычно наиграть связки: сцепившаяся с федерацией МХЛ сделала лишь два перерыва – по ходу сезона олимпийской сборной России побывали самые рандомные сочетания игроков. Даже на Призе «Известий», который прошел за два месяца до Лиллехаммера, сыграли только семь хоккеистов, которые потом поехали в Норвегию. Окончательную заявку сборной назвали лишь 7 февраля – до старта Игр оставалось меньше недели.

В итоге получился состав, который потом назвали слабейшим в истории России – на слабейшей по составам Олимпиаде. От команды, которая в 1993-м стала чемпионом мира, осталось только шесть человек – кто-то уехал в НХЛ, а Быкова и Хомутова, разрывавших швейцарскую лигу, набирая по 2,5 очка в среднем за матч, не отпустили клубы. Восемь человек из этой сборной после Лиллехаммера больше никогда не играли за Россию на крупных турнирах – сейчас кажется, что в тех обстоятельствах, когда хоккеисты сотнями уезжали из России, в сборную набрали случайных людей. Но с этим не согласен Владимир Юрзинов: «Команда была потерянная, неуверенная в себе. Каждый из игроков думал: «Вот, уехали сильнейшие, жизнь закончилась, а мы такие маленькие, несчастные и всем проиграем». А ведь это были хорошие хоккеисты» («Спорт-Экспресс»).

Россия действительно уступала европейцам по составу – и на этот раз значительно. За два года у соперников произошли большие изменения. В первую очередь – у финнов, где оформилось золотое поколение Пелтонена, Капанена и Лехтинена, которое через год выиграет первый трофей в истории финского хоккея. У чехов тогда хоть и было одно из худших поколений в истории, но они привезли большинство своих лидеров.

Канаду вели за собой самый известный японец в хоккее Пол Кария, который за год до этого разгромил студенческую NCAA (100 очков за 39 матчей), и Петр Недвед, разругавшийся с «Ванкувером» из-за контракта – свой простой он потратил с пользой, оформив канадское гражданство и войдя в состав олимпийской сборной. Шведы в последний раз привлекли суперстариков Хокана Луба и Матса Нэслунда, а также дали шанс тому, чей буллит станет главной ассоциацией с теми играми – Петера Форсберга. 

У России из лидеров чемпионской команды ЧМ-1993 в составе оказался лишь Валерий Карпов. В первой тройке были Равиль Гусманов, Сергей Березин и единственный, кто смог приехать из АХЛ – Алексей Кудашов. Почти вся команда – игроки ослабленной МХЛ, уровень которой упал настолько, что ее лучшего бомбардира Дмитрия Денисова поставили лишь в четвертое звено. Видя все это, перед стартовой игрой турнира норвежские журналисты гордо заявляли, что должны побеждать Россию. После поражения 1:5 главный тренер норвежцев, как в плохом анекдоте, обвинил в поражении судью.

Но это была уже совсем не та сборная, что раньше – а ожидали от нее все еще доминирования. После диких провалов с Финляндией (0:5) и Германией (2:4) больше всех досталось защитникам, которые в матче с финнами делали голевые передачи прямо в клюшки и банально не страховали вратаря на пятачке.

Поражение от Германии стало сенсацией – первое официальное от немцев, и, что еще хуже, абсолютно по делу. Россия проиграла силовую борьбу, была медленнее, а из 39 бросков опасных было слишком мало. «Мы чувствовали, что хоккеисты никак не могут завестись», – заявил после матча второй тренер сборной Игорь Дмитриев.

Победа над чехами в последний день не помогла – Россия так и осталась на четвертом месте в группе и выходила на словаков – команду, которая существовала меньше полутора лет, но в своей группе опередила всех: и канадцев, и американцев. Четвертьфинал, где обе команды много и с удовольствием ошибались, стал последней победой России на турнире – гол в овертайме забил Александр Виноградов. Это главный момент карьеры для, пожалуй, самого спорного из нападающих того состава – за всю карьеру в российской лиге он в среднем набирал лишь 0,33 очка за матч.

А в полуфинале Россия к седьмой минуте летела Швеции 0:2 – мем про «горилл из клетки» мог бы родиться уже тогда. Наши хоккеисты всячески помогали сопернику. Вот четвертый гол: сначала Безукладников не замкнул пас на пустые ворота и отбросил шайбу, а после мгновенной контратаки провалился Зуев.

 

1:4 на 58-й минуте сборная превратила в 3:4 за 10 секунд – Томми Сало достойно отплатил русскому коллеге за ляп. И тут мнения расходятся. При просмотре игры кажется, что итоговый счет – скорее, обман. А вот капитан той сборной Александр Смирнов не согласен: «Мы очень здорово добавили после второго периода, давили и могли забить еще. Отчетливо помню, что преимущество у нас было хорошее, но судьба сложилась так, что не победили» («Р-Спорт»).

На бронзовый матч с финнами, которые за несколько минут упустили победу в полуфинале, тренерский штаб поставил в ворота Валерия Иванникова – для третьего вратаря сборной это был первый матч на турнире. Но все закончилось даже быстрее, чем в полуфинале – после 0:3 к 30-й минуте русские хоккеисты перестали сопротивляться. Игорь Дмитриев лаконично отметил, что поражение 0:4 отражает состояние российского хоккея.

Рассматривая весь бэкграунд, всю историю того, как собиралась эта сборная, сложно отделаться от ощущения, что эта команда не могла выиграть. Она фактически была отрезана от ФХР, которая давала жалкие крохи вместо денег. Распад поразил все этажи российского хоккея – за два месяца до Олимпиады молодежке, которая тренировалась перед чемпионатом мира, даже не смогли организовать сбор из-за нехватки финансов и выдали уже использованную тренировочную форму. Борьба за власть привела к тому, что рухнула и главная сборная.

Андрей Зуев в интервью AllHockey.ru довольно четко расставил акценты: «В Новогорске неделю потренировались – поехали на Шведские игры, где состоялся просмотр, – и сразу на Олимпийские игры. То есть целенаправленной подготовки не было. А раньше – база в Новогорске недели на три, физику подготовить надо, нужна эмоциональная сплоченность коллектива, психологию поставить. Без подготовки такие соревнования не выигрываются… Не было лидера в команде. То есть все были на равных, но лидер в команде должен быть, нужно первое звено, которое сделает результат в трудную минуту, которое способно переломить игру».

Самую странную историю тех игр рассказал Андрей Николишин: «Перед игрой с немцами сидим на установке, ждем Виктора Васильевича, который опаздывает минут на десять. Наконец приходит – заспанный, в чепчике – и толкает речь на полчаса. Завершает ее фразой: «Ну что, ребята, обыграем сегодня французов?». Сидящий рядом Юрзинов пошутил: «Китайцев». А Тихонов на полном серьезе: «Да-да, правильно, Владимир Владимирович. Так обыграем китайцев?» («Спорт-Экспресс»).

Олимпийская команда-1994 в этом плане такой же апофеоз сюрреальной спортивной России, как депутат Марычев с накладной женской грудью в Госдуме – яркий пример абсурдной политической России. Даже Борис Ельцин, который тогда посещал приз «Известий» и публично обещал помочь хоккейной сборной, не помог. Впереди были два унизительных вылета в четвертьфинале ЧМ, и в этом не было ничего удивительного – в стране, которая тонула в хаосе, не могло быть здоровой и организованной сборной.

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill/Allsport, Simon Bruty/Allsport, Nathan Bilow/Allsport, Clive Brunskill/Allsport; РИА Новости/Владимир Федоренко