Главная » Новости » Ужасно эпатажный бизнесмен рвется в «Формулу-1». Кажется, он мошенник

Ужасно эпатажный бизнесмен рвется в «Формулу-1». Кажется, он мошенник

Зато выглядит как Чубакка.

Знакомьтесь, Уильям Стори — исполнительный директор фирмы по производству (хотя уместнее было бы написать «по созданию хайпа вокруг») энергетических напитков Rich Energy. Вам не показалось: он и правда похож на гибрид хиппи и среднего завсегдатая барбершопа. И он правда хочет привести свой бренд в «Формулу-1».

Судя по страничке на Linkedin, Уильям закончил шотландский Университет Сент-Эндрюса по специальности «математика» и работает не только на «энергетиков» (аж с 2015 года, кстати говоря), но еще и имеет собственную менеджерскую контору, промотирующую «лучших футболистов, боксеров, теннисистов и гонщиков «Формулы-1». Там же опубликовано заявление о заключении многолетнего соглашения «с мировым лидирующим брендом» о партнерстве и продвижении через Гран-при. Причем объявлению уже почти два года — а никакой конкретики о бренде или поддерживаемых спортсменах так и не появилось.

Зато практически с начала сезона компания Стори изо всех сил старалась показать весьма конкретные стремления по приобретению самой эффективной конюшни пелотона «Форс-Индии». По словам исполнительного директора, предложение составило 125 миллионов долларов — и владельцы команды даже согласились, но оформление всех бумаг «неожиданно» растянулось до бесконечности. В результате производитель энергетика лишь будоражил подписчиков соцсетй концептами болида в ливрее со своими цветами — а сам предмет торга уплыл в руки канадского миллиардера Лоренса Стролла. Однако Стори всех уверил, что его компания все равно не откажется от планов по участию в «Ф-1».

Но Rich Energy уже спонсирует спорт?

Да. Портфолио послов бренда насчитывает бывшего полузащитника сборной Англии по футболу Роба Ли (21 официальный матч за «националку»), чемпиона по боксу (по версиям WBA, WBC, IBO и The Ring) Геннадия Головкина, женский футбольный клуб «Вест Хэм Юнайтед», английского гонщика Тоби Сауэри (соревнуется в итальянской «Формуле-4» в 22 года), профессионального фристайлера Дакоту Шуэца, мотоциклиста Джима Уокера и яхтсмена Алекса Томпсона. Невооруженным глазом заметно, как английская компания изо всех сил старается скопировать подход известных энергетических фирм «Ред Булл» и «Монстер Энерджи», но у Стори не вышло заполучить большое число настоящих знаменитостей. Лишь Головкина и Томпсона можно назвать настоящими спортсменами экстра-класса — но, судя по всему, их достижения пока не особо помогают в раскрутке Rich Energy.

Среди прочих спортивных партнеров на сайте компании фигурируют радиостанция talkSports и телеканал BoxNation. Негусто для людей, мечтающих соревноваться в Гран-при.

Как их воспринимают в «Формуле-1»

Трудно создавать благостное впечатление с подобным исполнительным директором, средним портфолио звезд и слабыми финансовыми показателями. После первых же слухов о потенциальном приобретении «Форс-Индии» автоспортивные журналисты покопались в отчетности Rich Energy и вынули достаточно интересные данные.

Оборот компании составлял всего лишь чуть более 2,5 миллионов долларов, и каждый год акционерам приходилось инвестировать от полумиллиона до миллиона ради продолжения деятельности. Дефицит каждый год только растет, а производство не увеличивается: черную банку с напитком почти невозможно найти в барах и магазинах, да и на Amazon продукт помечен статусом «мы не знаем, когда он вернется в продажу».

Еще подобные суммы вряд ли смогут обеспечить полноценную эффективную глобальную маркетинговую компанию даже с двумя мировыми звездами. А Rich Energy хочет именно такую — иначе не было бы никакого смысла рваться в «Формулу-1» и подписывать контракты с топовыми спортсменами.

Вот и получается, что Уильяма Стори воспринимают исключительно как эпатажного скомороха. Конечно, к бывшему владельцу «Форс-Индии» Виджаю Маллье поначалу относились примерно так же, но бизнесмен из Калькутты благодаря грамотному менеджменту и подъему команды из числа аутсайдеров изменил свой имидж на более благодатный (правда, последовавшие судебные процессы вернули индусу статус изобретательного мошенника в глазах общественности).

Однако даже с подобным восприятием англичанин умудрился убедить в серьезных намерениях мощных экспертов вроде Питера Уиндзора из Motorsport и Autosport: Уильямс несколько раз появился в Motorsport Show, а его фразы неоднократно цитировали на соответствующих новостных порталах.

Громкие слова

Апрель

Июнь

Июль

Мошенники не впервые рвутся в Гран-при

Количество независимых крупных спонсоров и инвесторов, держащих наготове свои деньги, растет быстрее носа Пиноккио из сказки Карло Коллоди — здесь и кроется одна из главных причин недоверия словам Стори. В современном мире международные корпорации редко приходят в автоспорт с громадными амбициями, поскольку «Ф-1» стала очень дорогим удовольствием. Вряд ли несколько миллиардеров и брендов решили бы вверить свою судьбу парню, отдаленно напоминающему Чубакку — и создать стойкую ассоциацию с ним, его внешним видом и образом на все время пребывания в гонках. Именно поэтому Уильям воспринимается исключительно как влюбленный в хайп авантюрист, нашедший способ пропиарить себя через солидный и чопорный спорт. И он далеко не первым придумал подобную схему.

Например, перед стартом сезона 1999 года загадочный нигерийский принц Малик Адо Ибрагим стал совладельцем команды «Эрроуз». И поначалу к нему даже не возникло вопросов, поскольку в этой африканской стране насчитывается аж 75 королевских семей разных народностей — проверить их все не представлялось возможным. Малик пообещал инвестиции в размере 125 миллионов долларов (уже знакомая цифра, не так ли?) и получил по разным данным от 10 до 30 процентов акций команды. Однако скорость болида принца не особо волновала — вместо инвестиций в технику он нанял дорогущего PR-агента и потребовал сделать его «знаменитым как Эдди Джордан». Финансировать команду он (как и Стори) обещал через бренд энергетического напитка T-Minus – но, как нетрудно догадаться, денег у Ибрагима на самом деле не оказалось.

К сентябрю команда набрала лишь одно очко, а принц просрочил платежи за акции команды и исчез в неизвестном направлении. Вместе с ним с бортов болида пропала и реклама T-Minus, а «Эрроуз» так и не оправилась от почти полного сезона соревнований в кредит и закрылась в 2002-м. Малик же впоследствии дважды всплыл в техасском суде: в 2007-м он украл 35 тысяч долларов, выданных на продвижение молодого пилота NASCAR, а в 2010-м его обвиняли в хищении уже 200 тысяч долларов из собственной компании The Bridge.

Не менее эпичным был и сербский «бизнесмен» Зоран Стефанович, дважды пытавшийся просочиться в «Формулу-1». В первый раз он организовал эпичнейшее возвращение «Лолы» на деньги Mastercard (болид не прошел квалификацию в единственном Гран-при, после чего спонсор закрыл проект), а во второй раз подал заявку вместе с «Марусей», «Лотусом» и «ХРТ» от лица «авиационного завода АМСО с опытом в военной сфере». Зоран обещал мощную финансовую поддержку новой конюшне, но в итоге выяснилось, что компания AMCO генерировала ежегодную прибыль в 5 тысяч евро и содержала в штате всего одного человека — самого Стефановича.

Эти два примера всего лишь одни из последних: в 70-90-е плата за вход в «Ф-1» была еще ниже, а потому туда регулярно попадали разные проходимцы. Ничего удивительного: мир Гран-при очень ярок и постоянно привлекает всех любителей ослепительного блеска. Но времена изменились, и теперь уже недостаточно прикинутся богатым чудаком с серьезными намерениями — любого потенциального участника проверят вдоль и поперек и выяснят его истинные мотивы.

Пожалуй, не стоит всерьез ждать Rich Energy на стартовой решетке когда-либо в обозримом будущем — но за паддоком стоит последить: все-таки с Уильямом Стори там будет немного веселее.

Фото: twitter.com/rich_energy (1,2); Gettyimages.ru/Mark Thompson /Allsport; REUTERS/Marko Djurica; использовано фото: twitter.com/rich_energy