Главная » Новости » Российского гонщика «Формулы-1» невозможно вывести из себя

Российского гонщика «Формулы-1» невозможно вывести из себя

Он вообще ни на что не жалуется.

Болельщики нередко выражают недовольство нравами большинства современных гонщиков. Даже многократных чемпионов мира вроде Фернандо Алонсо, Льюиса Хэмилтона или Себастьяна Феттеля называют нытиками, стоит только пилотам обратиться по радио с проблемой игнорирующих синие флаги круговых, слабой стратегии или быстро изнашивающихся шин. Некоторые переговоры и вовсе становятся бессмертной классикой мемологии (ведь всегда нужно оставлять место, да, Фернандо?).

На фоне подобных ребят гонщики, твердящие по радио «оставьте меня в покое, я знаю, что делать» получают особую любовь и обожание. Публике нравятся те, кто вообще не жалуется — и в пелотоне 2018 года тех, кто ни разу такого себе не позволил, на самом деле не так уж и много. Из стоиков можно выделить разве что Кими Райкконена (но он вообще особый персонаж, годами продвигающий здоровый пофигизм в массы) и Шарля Леклера — но у него был мощный выпад в сторону гонщика «Хааса» Кевина Магнуссена.

Вот и получается, что единственным пилотом, стойко переносящим все беды, худшую машину пелотона, косяки команды и лихачество соперников, остается россиянин из «Уильямса» Сергей Сироткин. Он ни разу не пожаловался на происходящее, что бы с ним ни случалось — хотя поводов для недовольства у москвича было предостаточно на протяжении всего сезона.

Гран-при Бразилии

Повод: Пятикратный чемпион мира Льюис Хэмилтон чуть не спровоцировал столкновение с Сироткиным в квалификации. Даже английская пресса навскидку решила, что пилот «Мерседеса» заслужил штраф, но Чарли Уайтинг оставил момент без внимания.

«Он не был на быстром круге, так что я не знаю, о чем он думал, – наехал после на Сергея Льюис. – Это был неуважительный маневр. Я пытался убраться у него с дороги, а он подъехал к повороту и затем сам почти остановился. Это было немного странно. И совсем необязательно, потому что позади Сироткина никого не было».

Реакция Сироткина: «Да, это был круг выезда из боксов, но он был в прямом смысле быстрым. Мне надо было изо всех сил ехать, это был мой единственный шанс в любом случае – поэтому мне нужно было хоть как-то прогреть резину. Поэтому да, через одиннадцатый поворот я поехал так, как будто еду быстрый круг, соответственно Льюис этого не ожидал. И я и не ждал, что он будет этого ожидать. Поэтому я сам сместился левее, он в последний момент меня увидел и решил тоже дернуться влево. У меня к нему претензий… То есть он мне помешал, но я могу по-человечески понять, почему это случилось. Почему он говорит, что я действовал неуважительно? Наверное, не знает, по какой причине и с какой скоростью я ехал».

Гран-при Мексики

Повод: На автодроме имени братьев Родригес прошла, наверное, худшая для «Уильямса» квалификация сезона: оба болида финишировали на последних местах, проиграв практически всем конкурентам (кроме испытывавшего серьезные проблемы с темпом на конкретной трассе в Мехико «Хааса» Кевина Магнуссена) 0,7 секунды и выше. Ближайшие соперники по Кубку конструкторов из «Торо Россо» и вовсе оторвались почти на секунду — вряд ли при такой производительности машины «бело-голубых» спас бы Фелипе Масса, Валттери Боттас или любой другой бывший опытный пилот. Если бы Сергей свалил всю вину за неудачу на болид и посетовал бы на него в интервью, никогда бы и слова не сказал.

Реакция Сироткина: «Я проехал очень плохой круг, за что сам несу ответственность. И я очень расстроен этим результатом. Я не смог выжать максимум из машины, так что для нас день обернулся разочарованием».

Гран-при Сингапура

Повод: Русский гонщик остановился в боксах уже на первом круге из-за попадания в переднее антикрыло детали от болида сошедшего Эстебана Окона — из-за непредвиденных обстоятельств пришлось спешно разрабатывать альтернативную стратегию на всю гонку и прорываться с последних мест. Тем не менее, Сергей отлично проехал весь следующий отрезок на «софте» и к 30-му кругу оказался среди реальных претендентов на попадание в топ-10: все основные конкуренты вроде Серхио Переса, Нико Хюлькенберга и Ромена Грожана.

Мексиканец из «Форс-Индии» 17 кругов просидел на свежих шинах за россиянином, жалуясь по радио, пока не решился на обгон. Вот чем он закончился.

«Уильямс» получил серьезные повреждения боковых понтонов и днища, шины тоже оказались не в лучшем состоянии — мечты об очках моментально испарились. Пересу впаяли заслуженный штраф в виде проезда на пит-лейн, но исправить уже ничего было нельзя. Наверное, весь мир ждал отборной русской матерной реакции на инцидент от Сергея, но командное радио промолчало.

Реакция Сироткина: «Я боролся по ходу всей гонки, старался выжать максимум из каждого эпизода. Все шло хорошо вплоть до контакта с болидом «Форс-Индии». В результате контакта моя машина была сильно повреждена, и после этого нам оставалось только пытаться выжить. Я выложился на максимум.

После финиша гонки видел Чеко, он был мною недоволен. Я ему сказал, что мы сейчас посмотрим повторы и разберемся во всем… Но мы сейчас не в той позиции, чтобы ругаться».

Гран-при Венгрии

Повод: В решающий момент первого сегмента квалификации Сергей попал в жесточайший трафик — его заблокировали целых два раза: сперва в четвертом повороте, а затем в двух последних виражах он застрял за «Феррари» и потерял минимум 0,7 секунд. В случае нормального круга гонщик «Уильямса» точно прошел бы во второй сегмент и обогнал бы напарника вместо последнего места, но даже в таком случае он предпочел не жаловаться судьям.

Реакция Сироткина: «Честно говоря, я не такой человек – особенно в таких условиях. Конечно, я недоволен, но у нас сейчас есть более глобальные проблемы и фундаментальные вещи, с которыми надо разобраться. Они важнее, чем жалобы на борющихся за победы парней».

Гран-при Монако

Повод: Бригада не успела установить колеса на болид Сергея до заранее известного дедлайна (за три минуты до старта прогревочного круга). В результате русский пилот получил штраф в 10 секунд стоп-энд-гоу (самый жесткий, если не учитывать дисквалификацию), и гонщик «Уильямса» с 12-й позиции откатился на последнюю.

Реакция Сироткина: «Не слишком здорово, что мы финишировали на такой позиции, но в каком-то смысле это была хорошая гонка. Мы продемонстрировали хороший прогресс в квалификации, а также хороший темп в гонке».

Гран-при Бахрейна

Повод: Второй уик-энд сезона статистически подтвердил выводы первого: «Уильямс» действительно построил самую медленную машину в пелотоне. Так англичанине стали единственной командой, потерявшей темп на «Сахире» вместо ощутимого прогресса — именно тогда и стало ясно, как сильно попал Сергей на весь 2018-й.

Реакция Сироткина: «Знаю, со стороны мы казались идиотами. Возможно, моя попытка найти во всем этом позитивные моменты покажется странной, но я действительно их вижу. Частично для меня, частично для того, как я отработал уик-энд. Хорошая новость в том, что даже с учетом всего этого мы стали лучше понимать ситуацию».

Гран-при Австралии

Повод: Сошел в дебютной гонке на первом же круге из-за отказа тормозов: в воздуховод попал полиэтиленовый пакет из-под сэндвича, сломавший всю систему охлаждения.

Реакция Сироткина: «Это настолько глупо, что просто не хочется верить. Тем не менее, мы мыслим позитивно. То, насколько мы сильны как команда, насколько я силен как пилот – мы можем показать как раз за счет того, как мы преодолеваем такие ситуации»

Постоянные проблемы

Слабые стратегии

Всю первую половину сезона «Уильмс» критиковали за самые невероятные последовательности смены шин: Сергея могли зазвать в боксы в самый неожиданный момент, после короткого отрезка на наиболее жестком комплекте покрышек или просто во второй раз в тех случаях, когда конкуренты шли на один пит-стоп. Почти после каждого применения подобной тактики русский пилот оказывался за спиной канадского напарника Ланса Стролла, так что среди болельщиков даже возникла целая теория о насильном сдерживании москвича в пользу сына миллиардера.

Реакция Сироткина: «Да, тактика была не совсем оптимальной. И да, мы теряли позиции. Но, грубо говоря, ты выбираешь себе план и в то же время знаешь, что если все сделают то же самое, то финишируешь ровно там, где едешь. Во многих случаях мы делали в итоге не совсем то, что должны были, но мы действовали так, чтобы попытаться кого-то переиграть. В конечном счете, мы на этом не потеряли ни одного очка, а если бы все сработало, то теоретически должны были выиграть больше, чем в итоге потеряли».

Проблемы с сиденьем

Повод: «Думаю, проблему должны были решить еще зимой, вместо того, чтобы играть в политику и притворяться, что все хорошо, – удивлялся весной опытный тест-пилот «Уильямса Роберт Кубица. – С ноября 2017-го известно, что пилотам не очень комфортно в новом болиде. Там есть что улучшать».

И это не шутка: Сергей мучился из-за подобной (на первый взгляд) мелочи аж до майского Гран-при Монако — пять гонок подряд. Проблемы с посадкой и закреплением ремнями были связаны со значительным ускорением болидов: новый регламент принес новые перегрузки и новые требования к каждому аспекту закрепления гонщиков в кокпите. Эту работу с россиянином команда полностью провалила, в результате чего пилот после нескольких Гран-при испытывал серьезные болевые ощущения и не всегда мог пилотировать в полную силу и с максимальной отдачей.

Реакция Сироткина (после Гран-при Испании): «Мне было очень неудобно из-за сиденья, и сейчас команда с этим разбирается. После гонки мы провели весь вечер с парнями в гараже, пытаясь устранить проблему, и нашли некоторые пути развития. Потом работа продолжилась на базе. Похоже, что мы добились определенного прогресса».

Отношение к делу Сироткина важно для команды

Ярче всех вклад Сергея в прогресс «Уильямса» описал в одной из своих колонок авторитетный журналист Марк Хьюз.

«За недостатками болида «Уильямса» от публики скрылся прогресс Сергея. В дебютном для Ланса Стролла сезоне машина вела себя более предсказуемо, и у канадца был быстрый и опытный напарник в лице Фелипе Массы, у которого можно было учиться. У Сироткина ничего этого нет. И ему приходится либо справляться со всем самостоятельно, либо провалиться. И мы уже видим признаки того, что Сироткин справляется.

В гонке в Монако Сироткин чувствовал себя очень комфортно, находясь во второй группе позади команд из топ-3 и вполне мог рассчитывать на очки, пока не получил штраф «стоп-энд-гоу» из-за проблем, возникших у команды еще перед гонкой. Сам же Сироткин не имел к ним никакого отношения.

Несмотря на беспокойную обстановку и проблемы, Сироткин продолжает упорно трудиться, сохраняет спокойствие – и прогрессирует. В то время как его напарник, напротив, становится все более резким в своих выражениях недовольства и откатывается назад. Помогает Сироткину и его техническая подкованность – и он произвел впечатление, когда по результатам экзамена «Уильямса» на техническую профпригодность (который команда проводит при собеседовании со всеми пилотам) побил рекорды, ранее принадлежавшие Нико Росбергу и Алексу Вурцу. Но именно его отношение к работе делает Сироткина центральной фигурой для команды при работе с инженерами. Когда Сироткин укрепится на своем месте в «Формуле-1» и его уверенность начнет расти – следить за его прогрессом станет только интереснее».

Осталось только понадеяться, что «Уильямс» оценит вклад Сергея и оставит его напарником Джорджа Расселла на 2019-й.

Фото: Gettyimages.ru/Mark Thompson, Dan Istitene; globallookpress.com/Hoch Zwei