Главная » Новости » Российская команда выиграла «24 часа Ле-Мана». На следующий день победу отобрали

Российская команда выиграла «24 часа Ле-Мана». На следующий день победу отобрали

Из-за ошибки с топливным оборудованием.

Российская команда G-Drive Racing и Роман Русинов невероятно долго шли к покорению легендарных «24 часов»: в 2018-м гонщик из Москвы штурмовал трассу «Сарте» уже в девятый раз, а для его конюшни нынешняя попытка стала шестой. За все эти годы тандем занимал второе и третье места в классе LMP2 и неоднократно считался одним из претендентов на победу — но выиграть легендарный марафон постоянно что-то мешало. Например, в 2017-м Русинов сам разбил прототип в столкновении с машиной из низшего класса, а в 2016-м первого места фактически стоил штраф в виде проезда по пит-лейн за дозаправку со включенным двигателем.

В нынешнем году многие конкуренты G-Drive в лице «Рибейон», «СМП Рейсинг», «Драгонспид» и «Манора» отправились в категорию LMP1, представив Русинову и компании наилучший шанс на победу за всю историю участия в автомарафоне. Роман тоже как следует подготовился, завербовав в экипаж бывшего пилота системы «Ред Булл» из «Формулы-1» и лидера «Формулы Е» Жана-Эрика Верня вместе с гонщиком чемпионата «Рено» Андреа Пиццитолой. ЖЭВ в очередной раз на деле доказал свою крутость, став вторым в классе по скорости (после пилота технического партнера русской команды Лоика Дюваля) и привозя большинству соперников по отрезкам сразу 5-6 секунд, а его соотечественник просто оказался одним из самых стабильных выборов среди пилотов «серебряного» статуса.

В результате русская команда привезла на финиш два круга отрыва от ближайших соперников в лице чемпионов LMP2 2016 года «Сигнатек Альпин». В Ле-Мане прозвучал-таки российский гимн — но спустя сутки кубки и лавровые венки пришлось вернуть.

Дисквалификация

Как выяснилось после финиша, технические делегаты ФИА заинтересовались подозрительно быстрыми пит-стопами G-Drive и ее партнера TDS. Оба прототипа вместе с дозаправочными машинами тщательно обследовали и нашли дополнительный механизм в ограничителе потока, меняющий размер поверхности лимитатора — причем элемент не обнаружился в чертежах, омологированных перед гонкой. Именно благодаря этой конструкции французская и русская команды ускорили процесс заливки горючего — однако регламент «Ле-Мана» запрещает использование любых технических элементов, не прошедших проверку перед заездом. Делегаты представили судьям фотографии механизма, контрольный образец топлива и саму деталь, продетую в клапан, организаторы все проверили — и дисквалифицировали экипажи Русинова и Дюваля.

Победителями объявили Николя Ляпьера, Андре Неграна и Пьера Тиррье.

G-Drive Racing не сдается

У Русинова и компании оставалось 96 часов (4 суток) после дисквалификации для обжалования решения судейства — и апелляция уже подана.

«Команда уверена, что технического регламента не нарушала и действовала в полном соответствии с правилами», – написал на официальном сайте G-Drive сам Роман.

То же самое заявили и техническим делегатам ФИА — по словам конструкторов, регламент не запрещает подобные изменения механизма дозаправок.

Но даже если предположения команды соответствуют истине, шансов на победу почти нет: главным мотивом дисквалификации стало не противоречие техническим правилам, а использование непроверенного перед гонкой элемента. Фактически судьи обнаружили, что изначально им продемонстрировали другую заправочную машину. При таких случаях аннулирование результатов, показанных с неомологированной техникой –  вполне обычное и стандартное развитие событий, применяющееся во всех гоночных сериях под эгидой ФИА. Оспорить решение судей будет очень трудно.

Почему так случилось?

Здесь возможны только два варианта: безалаберность (новинку просто забыли представить на суд технических делегатов) и намеренное сокрытие из-за боязни копирования устройства соперниками. Если во втором случае есть хоть какой-то смысл (особенно с учетом уверенности конструкторов в законности разработки), то первый вызывает желание закрыть лицо рукой. Причем стыд заключается даже не в потенциальной забывчивости инженеров столь высокого уровня, а в попытке впоследствии проехать гонку на «авось» с непроверенными элементами — возможный результат мы и наблюдаем прямо сейчас.

Однако G-Drive нельзя обвинить в любом случае. Они по сути всего лишь выкупили прототип вместе с полным циклом обслуживания у TDS и забрендировали под свою команду — так что всеми подобными вопросами занимались именно французы, и фатальный прокол случился на их стороне. Русинову снова адски не повезло, и вряд ли получится что-то изменить до старта следующих «24 часов Ле-Мана».

G-Drive уже переживал дисквалификацию

В 2013 году новосозданный русский коллектив в союзе с «Ниссаном» бодро дебютировал на «Сарте» и взял третье место. Тогда в дело тоже вмешались технические делегаты — они обнаружили, что топливный бак прототипа вмещал больше предельных 75 литров. Ситуация очень похожа на нынешнюю: G-Drive исключили из протоколов, но русская команда подала апелляцию, дистанцируясь от любых изменений в конструкции машины.

«Все технические параметры нашего болида были в полном соответствии с регламентом, в том числе и объем топливного бака, который составил 74,4 литра, – объяснял Русинов. – В результате проверки было выявлено, что объем топливного бака нашего автомобиля оказался больше, чем положено по регламенту, на 0,4 литра. Однако на болиде установлен стандартный топливный бак компании ATL, который используют все команды ORECA LMP2.

Его объем был проверен командой во время установки и составил 74,4 л. В ходе 24-часовой гонки бак деформируется, именно поэтому его объем превысил допустимые 75 литров. Я думаю, что при проверке других болидов, если бы таковая была проведена, мы бы увидели ту же картину, т.к. мы все используем одинаковые топливные баки. В связи с этим непонятно, почему санкции были применены только к нашему экипажу.

К производству бака команда не имеет никакого отношения. Команда приобретает бак у поставщика, и устанавливает на машины, так же как и другие команды. По ходу марафона мы ни разу не заливали в него больше 73 литров».

Тем не менее, даже в такой менее однозначной ситуации G-Drive не удалось выиграть апелляцию и вернуть третью позицию.

Похоже, победа в Ле-Мане уплыла от России безвозвратно.

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com