show_banner('240x400'); //размер баннера ?>
Главная » Новости » Потерявший ноги гонщик хочет в «Формулу-1». У него получится?

Потерявший ноги гонщик хочет в «Формулу-1». У него получится?

Его поддерживают чемпионы мира.

О Билли Монгере мир узнал в апреле 2017 года из-за ужасной аварии во время гонки английской «Формулы-4» на «Донингтон-парке». Медики выковыривали парня из покореженного болида более двух часов, но в процессе спасения им все равно пришлось ампутировать ему ноги и отправить в искусственную кому на пару суток.

С того момента прошло девять месяцев, и теперь Билли полон решимости вернуться в гонки на машинах с открытыми колесами и даже заявил о сборе бюджета для перехода в «Формулу-3». Долговременная цель парня выглядит еще внушительнее: он хочет добраться до «Формулы-1» – вершины автоспорта.

Монгер уже может ходить

Еще полгода назад Билли катали в инвалидной коляске, но на последнюю гала-церемонию ФИА он пришел самостоятельно при помощи протезов и костылей. Никакие ограничения подвижности не помешали вернуться за руль: уже летом Монгер поучаствовал в заездах английской кузовной моносерии Fun Cup, а в середине января он выступил на арене Национального выставочного центра Бирмингема с показательной программой.

Молодой пилот неспроста восстановился довольно быстрыми темпами: средства на лечение и реабилитацию собирали всем автоспортивными миром при участии звезд «Формулы-1» Дженсона Баттона, Льюиса Хэмилтона, Фелипе Массы, Марка Уэббера, Дэймона Хилла, Джонни Херберта и многих других. Общий объем пожертвований составил 841 844 фунтов (Даниил Квят тоже поучаствовал суммой в три тысячи), что эквивалентно почти 1,2 млн долларов. Также парня поддержала его команда JHR Developments и спортивная благотворительная программа Mission Motorsport, специализирующая на обучение вождению раненых ветеранов боевых действий.

У Монгера получится перейти в «Ф-3»?

Совсем давно вопрос участия парня в гонках на «открытых колесах» принял бы очень щекотливый оборот. Проблема заключалась в ограничениях ФИА для гонщиков-инвалидов, желающих посоревноваться в любой «формуле» – и здесь Билли уже сыграл историческую роль. Именно после встречи с ним чиновники из Международной автомобильной федерации пересмотрели свод правил, исключив все различия в правах между обычными пилотами и ребятами вроде Монгера . Теперь команды могут подписывать кого угодно на свой страх и риск, если справятся с адаптацией техники под нужды гонщиков с ограниченными возможностями.

С доработкой болидов под особые требования некоторых ребят проблем не возникнет: необходимые системы, позволяющие пилотировать без ног, давно существуют и неоднократно опробованы. Их суть заключается в переносе функций педалей на руль, ведь если при вождении обычной машины гонщик может давить на них протезами с постоянной силой, то при участии в гонках сила нажатия на газ и тормоз играет огромное значение. Современные машины уже давно оснащены продвинутыми компьютерами, и обработка команд с двух лишних «лепестков» для них — совершенно тривиальная задача.

Руль для ампутантов и страдающих параличом нижних конечностей выглядит примерно вот так.

Для удобства пилота на кнопки под рулем, которыми обычно переключают передачи, полностью перенесены функции тормоза и газа (Brake paddle и Throttle Paddle на картинке). Трансмиссия же управляется с новых лепестков по бокам руля (Shift paddle на картинке), а сцепление перенесено вниз конструкции.

Билли уже гонялся на похожей технике как раз в рамках Fun Cup.

Хоть конкретно этот руль и не подходит для «формульных» болидов, общая конструкция остается неизменной и в целом почти не увеличивает убытки команд и производителей. Небольшая доработка программного обеспечения и установка дополнительных лепестков не блещет дороговизной и не требует изменений самого болида, чем почти уравнивает шансы обычных гонщиков и ребят с ограниченными возможностями. Конечно, ручное управление газом и тормозом значительно усложняет пилотаж, но большинство гонщиков адаптируются к новым требованиям. Например, Билли уже справился с задачей и успешно прошел тесты с командой «Карлин» (в ее составе Ландо Норрис выиграл последний сезон «Формулы-3»).

Пилоты с ограниченными возможностями соревновались и до Монгера

Одним из первых с ограничением возможностей пилотирования столкнулся легендарный швейцарец Клэй Регаццони. Бывший гонщик «Феррари» попал в ужасную аварию во время Гран-при Лонг Бич в 1980 году и оказался парализованным до конца жизни. Однако известный усач не сдался и освоил систему ручного управления, находившуюся тогда на стадии глубокого прототипа (потому что известной нам сейчас лепестковой подрульной системы переключения передач еще не было) В результате Клэй поучаствовал в ралли «Дакар» и даже паре заездов на выносливость вроде «12 часов Себринга».

Следующим известным пилотом-ампутантом стал Алекс Дзанарди, пострадавший от аварии в CART. Итальянец потерял обе ноги до колена, но все равно решил тормозить педалью, которую нажимал специальным протезом.

«Гоночный автомобиль сконструировали таким образом, чтобы я все мог делать руками. У моих пальцев было больше работы, чем у Джимми Хендрикса при игре на гитаре. Это было слишком», – обосновывал свое желание изобрести новую систему Алекс.

В итоге инженеры передали машину под требования Дзанарди, и спустя два года после аварии он проехал тринадцать кругов на машине CART и показал отличное время, теоретически позволявшее ему рассчитывать на шестое место на стартовой решетке. Следующим шагом стали выставочные заезды на болиде «БМВ-Заубер» в «Формуле-1».

Конечно, контракта он не получил, но произвел сильное впечатление на общественность, проложив дорогу в автоспорт для молодых пилотов-инвалидов. Именно благодаря его истории шанс в американских кузовных гонках получил парализованный Майкл Джонсон, да и в целом на гонщиков без конечностей перестали смотреть как на нечто невозможное. Теперь все зависит лишь от результатов и потенциала, демонстрируемого пилотами вроде Монгера.

К слову, в автоспорте встречались истории и похуже: например, Фредерику Соссе ампутировали все конечности (и руки тоже) из-за серьезного заражения крови. Не поверите, но конструкторы все равно нашли способ адаптации управления: для вращения руля французу сделали специальный протез правой кисти, «подняли» до уровня бедер педали для разгона и торможения, а переключение передач сделали автоматическим.

Одними лишь испытаниями дело не ограничилось: Соссе с товарищами по экипажу принял участие в «24 часах Ле-Мана» 2016 года и занял 38 место в общем зачете (и 15-е среди машин класса LMP2).

Сэму Шмидту повезло еще меньше: после аварии на тестах «Индикара» он пять лет провел на аппарате искусственного дыхания и остался парализованным ниже шеи. Однако ученые разработали систему управления болидом даже для такого ужасающего случая — и американец снова проехал овал Индианаполиса спустя 14 лет после рокового инцидента.

Моральная дилемма

На данный момент Билли Монгер — самый известный и раскрученный пилот «Формулы-4» в мире. Мало кто назовет хотя бы одного чемпиона любой региональной серии (только самые хардкорные фанаты «Феррари» вспомнят победителя итальянского чемпионата Маркуса Армстронга, недавно пополнившего число слушателей молодежной академии Скудерии), в то время как юный англичанин уже превратился в довольно знакового персонажа. За последние полгода его удостоили особого президентского приза на гала-церемонии награждения ФИА, он побывал в боксах «Мерседеса» на Гран-при Великобритании, получил тонну комплиментов от Найджела Мэнселла на Autospot International и засветился на прочих тематических событиях. С нынешней медиаподдержкой он легко найдет спонсоров и соберет необходимый бюджет для участия в «Формуле-3», вот только правильно ли это?

Монгер и в здоровом виде не был выдающимся пилотом: за два года в английской «Ф-4» он лишь пять раз поднялся на подиум, занял 12 место в общем зачете сезона-2016 и перед аварией шел всего лишь на шестом месте чемпионата. К тому момент парню уже исполнилось 17 лет — настоящие восходящие звезды вроде Макса Ферстаппена, Ландо Норриса, Себастьяна Феттеля, Шарля Леклера и Эстебана Окона в схожем возрасте вовсю жарили и побеждали в «Формуле-3», готовясь к штурму «Ф-1». Билли никогда и близко не показывал столь же выдающихся результатов, и он вряд ли стал пилотировать лучше с новыми дополнительными сложностями в виде ручного управления. Выходит, ради продвижения в чарте молодых гонщиков ему нужно было потерять ноги.

Обиднее всего должно быть английским молодым паренькам из «Ф-4», остающимся в тени Монгера. Они сейчас просто не интересуют спонсоров, поскольку все общественное внимание приковано к Биллу. С одной стороны, фокус на реабилитации парня исполняет правильную миссию по трансляции в массы важного послание об одинаковых возможностях для всех людей, включая инвалидов. Подобные случаи действительно помогают обществу охотнее принимать людей с ограниченными возможностями и воспринимать их безо всякой снисходительности — но здесь кроется и важная моральная дилемма. Нужно ли сильнее продвигать таких персонажей в ущерб более талантливым обычным товарищам? Ведь излишний пиар человека исключительно из-за его физических «особенностей» тоже создает дискриминацию, которой подвергаются остальные ни в чем не повинные личности.

В конце концов, ситуация упирается в результаты, которые Монгер покажет в новом сезоне. С учетом обстоятельств его почти без сомнений ждет статус безнадежного аутсайдера «Формулы-3», но если Билли на деле докажет, что достоин места в топовых гоночных сериях — его встретят овациями и впредь отринут сомнения в пилотах-инвалидах.

Фото: globallookpress.com/Andre/Eibner-Pressefoto; Gettyimages.ru/Dan Mullan

show_banner('240x400'); ?>