Главная » Новости » «Металлург» мог стать династией, а вылетел в трубу

«Металлург» мог стать династией, а вылетел в трубу

Что произошло с чемпионом-2016?

С двух метров хоккейный вратарь выглядит как натуральный Оптимус Прайм, только компактнее. Весной 2016-го один из таких, Александр Салак, под трибунами арены в Новосибирске серьезно поранил световую установку. Блином, с размаху, прямо по лампочкам. Осколки посыпались на журналистов, которые аккуратно стояли вдоль стенок. В том числе и на меня — в двух метрах от эпицентра я был слегка рад, что сам не попал под горячую руку. Не то чтобы сцепиться с вратарем «Сибири» не входило в мои планы, просто махач не мог быть равным — за Салака в тот момент вступилась бы не только команда, а более-менее весь город. Новосибирск тогда находился в процессе вылета из Кубка Гагарина, все чувствовали, что следующий плей-офф будет нескоро, поэтому лишним поводом объединиться и кого-то хорошенько отбуцкать воспользовались бы на полную катушку.

Те, кто в реальности испортил Салаку настроение, довольными маршировали в раздевалку. По ходу того матча «Металлург» вел сначала 2:0, потом 3:2, за пару минут до конца третьего периода, но «Сибирь» всякий раз отыгрывалась и дотянула до овертайма. На его старте судьи не посчитали нужным свистеть, когда коньки Томаша Филиппи коснулись льда (по идее, он был шестым игроком), через секунды шайбу подхватил Мозякин и положил туда, куда обычно это делает.

«Магнитка» тогда была на пике психологической формы. Уверенность команды в себе стучалась о разумные рамки. Илья Воробьев, не дожидаясь отмашки судей, схватил хоккеистов в охапку и унес в раздевалку. Александр Семин, улыбаясь как кот, отбил пятюню Виктору Козлову, в прошлом своему приятелю по «Вашингтону», а тогда — помощнику главного тренера в «Металлурге», и без запарок отвечал на вопросы местных журналистов. Вокруг же кипел целый город. Бушевал Андрей Скабелка: «Перед голом в овертайме у «Магнитки» было шесть человек на поле». Над журналистами нависал Кирилл Фастовский: «Судьи украли у «Сибири» сезон». Главный тренер «Металлурга» от этих молний отмахнулся как от мух: «Ну, в первом периоде мы играли лучше, а вы забили, когда у нас Мозякин лежал». Новосибирск разрывало от злости, но он понимал, что Воробьев прав и не мог ему ничего предъявить.

Лига оперативно подтвердила, что свисток и не требовался, а других аргументов «Сибирь» с Шумаковым и Шалуновым в составе не нашла. Через два дня ее выкинули из плей-офф со счетом 1-4. В следующем раунде «Салават» продержался против «Металлурга» на один матч дольше и вполне героически, но был выбит по делу и даже как-то цинично. В финале Воробьев вышел на ЦСКА – как тогда считалось, команду с Марса. У Квартальнова был Радулов, в гонке за физической свежестью Квартальнов пачками менял игроков от игры к игре, Квартальнов даже начал с победы 5:1. «Считаете ли вы, что финал идет к 4-0?» — спросили тогда у Сергея Гимаева. «Я еще до серии говорил — ЦСКА играет настолько сильнее всех, что это очень вероятно», — ответил он.

15 апреля случилось невероятное: «Магнитка» повела в серии 3-2. «Кто вам сказал про 4-0? — возмущался Квартальнов. — Это команда-чемпион. Это классная команда, у них семьдесят процентов игроков два года назад взяли кубок». По расчетам тренера ЦСКА, он все делал правильно. У него были четыре одинаково энергичные звена и хитрая система очень быстрых, почти мгновенных смен — темп эта бригада разгоняла такой, что в конце концов валился любой соперник. До технического совершенства ЦСКА «Магнитке» было как до Луны. По квартальновским меркам это вообще была не команда, а одна сплошная проблема. Разрыв в уровне звеньев. Ветераны в роли главных звезд. Короткая скамейка. Неспособность держать темп. Но «Металлург» не валился, и даже совсем наоборот.

В этом техническом несовершенстве «Магнитка» нашла конкурентное преимущество. Она была устроена намного проще и человечнее. ЦСКА выглядел так, будто между играми хоккеистов расставляют в два ряда по специальному бункеру и подключают к электропитанию на 15 часов. Воробьевский «Металлург» был самой натуральной бандой. Они вели себя как захватчики из любого американского вестерна. Взрослые мужики, наполовину наемники, объединенные страстью к наживе. Они могли быть злыми, они умели расслабляться и после побед без стеснения шмаляли в воздух — об этом напоминал ролик из чемпионской раздевалки-2014. Агрессия, человечность и простота.

Человечная и простая «Магнитка» забрала у ЦСКА шайбу и выбила из него дух. К концу серии армейцев было не узнать. «Люди не могут расслабиться, чтобы выйти и играть, — разводил руками тот же Гимаев, — они выходят работать. Не всегда работа без творчества дает результат». Решающий пинок под зад им нанес даже не Мозякин, а Тимкин, в очень творческой манере – дублем в седьмом матче.

На тот момент это была самая серьезная заявка на династию в истории КХЛ. Два Кубка Гагарина за три года. Железобетонный костяк. Харизматичный, прогрессирующий тренер. Озорная атмосфера в команде. Сильная оппозиция для СКА и ЦСКА на несколько лет вперед.

К этой роли «Металлург» был готов лучше всех в лиге. Он никогда не был бедным клубом, но многое в нем вызывало симпатию. «Магнитка» живет не на государственные деньги. Она существует реально для людей, которые работают на местном комбинате и живут в Магнитогорске. Команду очень любят в городе — не меньше, чем «Сибирь» в Новосибирске. Клубная модель поведения на рынке всегда вызывала уважение. Величкин никогда не делал массовых закупок. В Магнитогорске всегда имели в виду свою школу. «Металлург» не разменивался по мелочам, ваял состав методом мощных, но точечных находок и к каждому новому игроку относился с большим вниманием.

Последний культовый состав так и собрали. В 2012-м году подобрали Мозякина, которого тогда на полном серьезе считали некубковым. Потом на рынке оказался ненужный Казани Зарипов —  Величкин был тут как тут. Нашли талантливого молодого чеха Яна Коваржа — Кинэн и Воробьев еще долго думали, куда же его поставить. В конце 2015-го из НХЛ вывалился небеспроблемный Александр Семин — в Магнитогорске нашли на него деньги и придумали, как использовать экс-звезду сборной России.

«Магнитка» в оппозиции СКА/ЦСКА смотрелась стилистически красиво. Разница между армейцами и «Металлургом» как между фильмом «12 разгневанных мужчин» и его михалковской пересъемкой. Американский оригинал на примере суда присяжных рассказывает о том, как здорово жить с включенной головой. Михалковские «12» – о том, что в итоге у нас всем управляет Путин и мыкаться бессмысленно. В победах «Магнитки», даже воображаемых, было что-то по-настоящему свободное. Эти победы на время затаскивали нас в Россию будущего, где все равны и где все хорошо. Где на льду нельзя устраивать балет, а депутату, который распускает руки, наваляют по заслугам. СКА и ЦСКА – это истории о том, что российский хоккей придумал Путин, а «Магнитка» даже формально — про свободу предпринимательства.

Поэтому в финале Кубка Гагарина-2017 за «Магнитку» болели даже те, кто не должен был. «Считаю, в финале победит «Магнитка», — говорил нападающий ЦСКА Андрей Светлаков, — все говорят, что «Магнитка» предсказуема, но что толку?». Когда СКА взял свое в пять резких ходов, это не выглядело большой бедой для Магнитогорска. Во-первых, у Санкт-Петербурга было слишком много ресурсов. Это был такой же ЦСКА, только вместо Радулова в нем были Ковальчук, Шипачев, Гусев, Дадонов и Дацюк. Во-вторых, два кубка подряд — это сложно. Даже у «Чикаго» были перерывы.

Проект «Металлург — династия!» окончательно развалился в межсезонье. «Ак Барсу» отдали Зарипова — и не нашли никого взамен. Семина сдали в Высшую лигу как отработанный материал — скорее всего, по делу, но это всегда вопрос альтернативы, а замены не было и ему. Из команды разом уехали все ведущие защитники — их тоже не заменили. Ослаб состав – и «Металлург» завалил начало регулярки. Глядя в таблицу, не выдержало руководство — увольнение Воробьева. Ушел Воробьев, посыпалось все. В этом Кубке Гагарина был не прежний «Металлург», а какие-то его осколки, тщательно склеенные Виктором Козловым. В отдельные минуты Коварж и Мозякин были способны на чудеса, но для конкуренции с армейскими топами – да даже с «Ак Барсом» – этого мало.

Теперь «Металлург» должен решить кучу организационных вопросов:

1. Мозякина надо провожать на пенсию — в КХЛ он еще поиграет, но уже необходимо снижать его игровое время и влияние на результат.

2. Мозякину и Коваржу нужен крутой правый край. Это должен быть тонкий, но энергичный нападающий, потенциальная звезда лиги. Вольски закрывает эту позицию, но не обогащает партнеров.

3. Нужно решить, кто будет тащить «Магнитку» в ближайшие три года, к следующему Кубку Гагарина. Это должен быть новый костяк команды, может быть, с Коваржем, но уже точно без Мозякина, который будет идеален во вспомогательной роли. Нужны два-три новых игрока, потенциально лучшие бомбардиры и снайперы лиги.

Без этого, команда не сделает ни одного шага вперед, и чем дальше в клубе отложат решение этих задач, тем хуже будет команде. Одно понятно уже сейчас — в следующий раз Кубок Гагарина возьмет уже совсем другой «Металлург». Вопрос только в том, когда это произойдет.

Самые трогательные хоккейные моменты — в канале «Шайба!»

o

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков, Алексей Куденко

Подпишись на «Лигу болельщиков» – и ты не пропустишь крутые эпизоды из матчей, интересные тексты, загадочные тесты и щедрые конкурсы с призами от «Балтики 3»!