Главная » Новости » «Я не испытываю никаких чувств к отцу». Семейная драма ван Дейка

«Я не испытываю никаких чувств к отцу». Семейная драма ван Дейка

10 лет назад мыл тарелки в ресторане. Сегодня – самый дорогой защитник мира.

Фаны «Ливерпуля» раскупали его свежие джерси уже за несколько дней до подписания. Так обитатели «Энфилда» выражали респект клубу, который приготовил рекордную сумму за 26-летнего дефа. Утром 1 января «красные» пульнули видео с голландцем в новой форме. Болельщики ужаснулись. Вместо фамилии на спине игрока снова было имя. Только что купленную майку можно было спускать в унитаз.

Британские медиа тут же кинулись на раскопки и наткнулись на Стивена Фо Сью – дядю по материнской линии. Тот все объяснил: «Отца Виргила не было рядом с сыном в течение нескольких важных лет жизни. Рон разошелся с женой, оставив ее одну с тремя детьми. Парню очень тяжело простить его. Отказавшись от фамилии папаши на спине, он явно дал понять, что чувствует».  

Родственник оказался разговорчивым и сообщил другие семейные тайны: «Вообще-то Рон хороший парень, но этого недостаточно, чтобы быть отцом. Тем более он снова женился, дама оказалась властной и не разрешала ему много видеться с детьми». Но мужчина не совсем монстр. По словам Стивена, если бы не отец, Виргил не стал футболистом. Это подтверждает и тренер защитника из его первой команды «ВДС’19», который лично видел, как высокий бритоголовый человек регулярно приводил маленького ван Дейка на занятия.

Рон Ван Дейк

Почти за 20 лет Рон совсем не изменился – все так же работает установщиком телевизионного оборудования в Бреде и переживает за карьеру Виргила. После сделки «Ливерпуля» и «Саутгемптона» он не выдержал – написал в фейсбуке, что гордится сыном. В комментарии сразу прибежал Джордан, младший брат Виргила, и сказал, что у Рона нет права на такие слова.

Отношения Джордана и его сестры с отцом еще хуже. Если Виргил хотя бы носит фамилию ван Дейк, то они от нее отказались и взяли девичью фамилию матери – Фо Сью. Друг Рона говорит, что такое поведение детей стало для него ударом. Но больше всего он переживает из-за старшего.

«Я единственный, кто знает, что сделало Виргила тем, кто он сейчас. Никто со стороны матери не беспокоился о его футбольной карьере, пока он не стал профессионалом. На это у меня один ответ – вас интересуют только деньги», – кричал в комментариях Рон, оставивший Эллен, когда старшему ребенку исполнилось 12, а младшему – всего два.

Малышка Дженнифер и Джордан сразу жили с мамой. Виргила забрал отец. «Он оказался между двух огней», – говорит дядя Стивен. Футболист вспоминал тот период в медиа всего раз. «Сначала я жил с ним, потом вернулся к маме, прекратил все контакты. Было неприятно, дальше понял, что просто не нуждаюсь в нем. Отец пытался восстановить общение, но я не хочу его видеть. Когда стану старше, может, поговорю. Но сейчас не испытываю к нему никаких чувств», – делился откровениями ван Дейк в 2011-м.

За семь лет ситуация могла измениться. Играя в «Саутгемптоне», Виргил как-то позвал отца на матч. Тот отказался, потому что почувствовал, что это всего лишь символический жест. С тех пор они так и не пообщались, а все внимание сына достается матери. Когда ван Дейк начал прилично зарабатывать, он купил ей большой дом в Бреде. А играя за «Селтик», каждое Рождество проводил у нее – в АПЛ этому мешает календарь.

50-летняя Эллен, от которой парню досталась темная кожа (Рон – чистый голландец), родилась в Суринаме. Недавно она вышла на пенсию, а 10 лет назад совмещала работу офицера военной полиции с воспитанием троих детей. «У нее не оставалось ни минуты на себя. Она вкалывала целыми днями, а потом бежала домой к ребятам», – говорит бывший тренер ван Дейка из команды «ВДС’19». «Именно мама – настоящий герой этой истории», – вступается за сестру Стивен.

Больших денег в семье не водилось. Чтобы заработать на карманные расходы, 16-летний Виргил устроился посудомойщиком в ресторан Oncl Jean. Час работы подростка стоил 2,5 фунта. За пять с половиной лет по контракту с «Ливерпулем» повзрослевший ван Дейк заработает 55 миллионов.

«75 миллионов за переход? Я даже повторил эту цифру, когда впервые услышал. До сих пор не могу поверить. Абсолютно сумасшедшие деньги», – никак не отойдет от шока Жак Липс. Владелец Oncl Jean неожиданно стал популярным у репортеров. Голландец как будто чувствовал, что это произойдет, запомнив каждый шаг посудомойщика: «Он работал хорошо. Тщательно чистил посуду, всегда находился на смене в две самые загруженные ночи недели. Помню, что хотел стать профессиональным футболистом и занимался в школе «Виллем II». Но я говорил, что надо перестать мечтать и мыть больше кастрюль. «Оставайся у нас, Виргил, – говорил я ему. – Здесь ты хоть немного заработаешь».

Липс вспоминает, что ван Дейк был замечательным парнем, которого никто и никогда не забудет в его ресторане. Даже спустя 10 лет в книге работников заведения хранятся имя футболиста и его номер телефона. «Я пытался дозвониться, – смеется владелец. – Нет-нет, не чтобы вернуть. Просто хочу поздравить. Я так им горжусь. Он действительно заслужил».

Возможно, Липс не только дозвонится до бывшего подчиненного, но и увидит его за столом Oncl Jean. Голландец помнит корни и тех, кто хорошо к нему относился. Год назад он шокировал трех тренеров из «ВДС’19», трижды в неделю занимавшихся с командой 7-летнего Виргила. «Представьте, он приехал, чтобы выразить уважение клубу и людям, которые ему помогли. Привез футболку национальной сборной со своей фамилией. Это получилось очень эмоционально», – чуть не прослезились мужчины. «Как же круто, что вопреки нашим тренировкам он все-таки сделал это!» – тут же пошутил один из них, Джон ван дер Берг.

Берг рассказал, что уже первоклассником ван Дейк выглядел мощнее и сильнее ровесников. Из-за роста – на голову выше остальных – его ставили центральным защитником. Ник Клейн, заставший футболиста подростком, говорит совсем о другом – не самом крупном и медленном ребенке, который не тянул роль лидера. Виргил не спорит: «В «Виллем II» в 16 я был худшим в команде. Очень плохим, маленьким, еле бегающим. Они поставили меня на правый край защиты и чуть не выгнали».

Спас быстрый рост: за один сезон парень стал выше на 20 сантиметров, заработал проблемы с коленями, зато вернулся в центр и все снова получалось. Об отчислении уже никто не говорил – только о повышении. В 19 он двинул в «Гронинген», где подписал первый профессиональный контракт. В дебютном матче за молодежку положил двушку и уже готовился выйти за основу, но мучили боли в животе. Врачи глушили какими-то таблетками – игрок все равно не мог тренироваться и жаловался на желудок.

«Я снова пришел к медикам, которые взяли анализ мочи, – говорит Виргил. – Но они ничего не нашли. На следующий день я добрался до больницы, потому что не выдерживал боль. Там мне сказали, что нужна операция».

На фоне аппендицита у игрока случился абсцесс, который почти лопнул. Еще немного и гной растекся бы по животу. «Доктора говорили, что это очень опасно. Внутри меня содержался яд, который был готов вырваться наружу. К счастью, абсцесс не вскрылся», – вспоминает тот ужас ван Дейк. Операция шла несколько часов, в больнице он провел 12 дней, а реабилитация длилась четыре месяца. В один момент Виргил потерял 15 килограммов: «Когда я вернулся к тренировкам, у меня не было ни мышц, ни сил. Но я выходил на каждую игру в межсезонье и постепенно возвращался в норму».

В память о хирургическом вмешательстве у голландца остались два шрама. Один, восемь сантиметров в длину, в правой части живота. Второй вертикально разрезает тело от пупка к области паха. «Сначала они пытались добраться до абсцесса справа, в итоге действовали через центр», – пояснял футболист, как будто рассказывая о тактике.

 

Сломаться в те месяцы не позволила вера. В юности ван Дейк ходил в церковь каждое воскресенье. «Сейчас уже не так часто, но продолжаю молиться. Чувствую, что это помогает мне в трудные времена, – делился личным игрок. – В канун Нового года я побыл с девушкой до 10 вечера, а затем пошел в церковь, чтобы произнести некоторые молитвы. Я молился за семью, подругу и людей, которых люблю».

С момента откровений прошло два года. Рик больше не девушка Виргила, а официальная жена. Они расписались летом 2017-го, а встречаться начали еще в школе. Ван Дейк строил карьеру в футболе, светловолосая красотка – в модном бизнесе. К 2013-му она доросла до менеджера по продажам топовых брендов одежды в голландские магазины и имела неплохие перспективы роста, но бросила работу, чтобы отправиться за любимым мужчиной в Британию. «Я люблю тебя не только за то, кто ты, но и за то, кто я, когда я рядом с тобой», – Рик не стесняется показывать чувства публично.

Виргил пошел дальше слов и отказался от первого в жизни вызова в сборную, чтобы быть рядом с любимой в момент родов. Ребенок появился на свет в сентябре 2014-го. Повторного приглашения в национальную команду ван Дейк ждал еще год.

Фото: globallookpress.com; liverpoolfc.com (1); thesun.co.uk (6); facebook.com/ronvandijk65 (2); facebook.com/hellen.chin1 (4); facebook.com/cafeonclejean (5); gettyimages.ru/Dean Mouhtaropoulos