Главная » Новости » Угрозы Тчуйсе, игнор Веллитона: история натурализации в сборной началась еще в начале нулевых

Угрозы Тчуйсе, игнор Веллитона: история натурализации в сборной началась еще в начале нулевых

А теперь собрали пять легионеров в заявке.

Первым был камерунец Тчуйсе. Но ему угрожали из-за цвета кожи

В 1997-м в Россию прилетел Жерри Кристиан Тчуйсе – самый удивительный камерунец, которого помнит наш футбол. Как именно он здесь оказался – непонятно. Тчуйсе явно скрывал правду, потому что рассказывал две разные версии.

1. Родители (в Камеруне у него отец и две мамы, одна родная, а вторую женщину отец привел в семью позже) хотели, чтобы Тчуйсе работал электриком и получил образование в краснодарском университете, но эксперимент провалился: поступить сходу и без языка было тяжеловато. «Пришлось искать себе занятие, – вспоминал Тчуйсе для «Советского спорта» в 2005-м. – Нашлось оно случайно: однажды играл с друзьями в футбол, и меня увидел тренер «Нефтяника» из города Горячий Ключ. Он пригласил в клуб, который выступал в соревнованиях коллективов физкультуры. Однажды я играл за сборную Краснодарского края в матче с новороссийским «Черноморцем» и, видимо, понравился тренерам клуба Олегу Долматову и Сергею Бутенко. Они просмотрели меня еще в матче за «Нефтяник» и пригласили в «Черноморец».

2. В 2010-м Тчуйсе во Франции дал интервью Юрию Дудю на русском языке (учил его по спортивным газетам и когда знакомился с девушками), и там легенда камерунца звучала уже иначе. «Меня вызвали в сборную Камеруна на турнир, и ко мне подошел один человек. Сказал, что есть возможность устроить меня в России. Я что-то слышал о России по телевизору, но совсем чуть-чуть. Что это и где это находится, я не знал. Но он говорил: давай попробуй, я там уже давно живу, туда-сюда. Я сказал, что подумаю. Вообще-то, когда я думал о европейской карьере, рассчитывал уехать во Францию или Италию. Но в итоге решил уехать в Россию. Вообще не знал, куда ехал. Туда отправилось много камерунских футболистов, но этот человек нас обманул. Сказал, что команда очень ждет. Оказалось, никто не ждет. Жили в общежитиях, хотя обещали, что будем жить в гостиницах. Ел черный хлеб, растворимый суп. Но вообще, я всеядный. Ко всему можно привыкнуть».

Потом Тчуйсе действительно бегал за «Горячий ключ» и в 1998-м вырвался из него в «Черноморец», команду высшего дивизиона России (сейчас это РПЛ). За два сезона атлетичный защитник понравился «Спартаку» с «Локомотивом», но красно-белые действовали решительнее: в 2000-м камерунцу позвонил помощник Романцева Вячеслав Грозный и пригласил в Москву. Тчуйсе в это сначала не поверил и быстро забыл про разговор, однако сказка сбылась: тренировки в Тарасовке, основной состав и главное – заявка на российское гражданство.

Тчуйсе задумался о втором паспорте не сам: ему подсказал Романцев, который еще работал в сборной и искал защитника для усиления. «Я не мог ничего сказать, потому что не ожидал, – вспоминал камерунец для Sports.ru в 2010-м. – Что ответить: да или нет? Думал: господи, что за судьба у меня. Но в итоге согласился».

РФС поддержал идею и помог сделать паспорт быстрее. «Насколько помню, инициатором был Михаил Гершкович, он помогал Романцеву, – говорил тогдашний президент РФС Вячеслав Колосков «Советскому спорту» в 2016-м. – Гершкович и уговорил Романцева. Данилыч – он такой импульсивный человек, эмоциональный. Ему захотелось, чтобы в сборной играл Тчуйсе. Я в данном случае был проводником тренерских идей. Мне Тчуйсе как игрок нравился, и я поддержал историю с гражданством. У меня осталось в памяти, что все произошло при помощи Шамиля Тарпишева – он в то время у нас был могучим человеком (работал советником мэра Москвы по спорту – Sports.ru). Тчуйсе быстро дали гражданство. Но почему он в итоге не сыграл за сборную, не вспомню».

Тренеры сборной (слева направо): Сергей Павлов, Михаил Гершкович и Олег Романцев

Романцев позаботился о камерунце, когда паспорт еще только оформляли, и вызвал на сбор перед товарищеским матчем с Израилем в 2000-м – компания Аленичева и Титова помогла освоиться. Осенью все было готово. «Если честно, долго колебался, – рассказывал Тчуйсе, когда получил паспорт. – Решающими оказались мнения жены и отца: они сказали, что от таких предложений нельзя отказываться ни при каких обстоятельствах».

Казалось, все движется к скорому дебюту, но громкая история, которую обсуждали почти год, постепенно завяла. В феврале 2001-го Тчуйсе пропустил сбор из-за травмы, а потом захотел все обдумать. «Человек у себя на уме, – сердился Романцев. – В принципе, в этом нет ничего плохого, но у него до сих пор есть сомнения в отношении нашей сборной. А с таким настроением вряд ли следует играть в главной команде страны. Ведь это не клуб, где используются профессиональные качества игрока за определенную зарплату».

В апреле 2001-го выяснилось обидное: Тчуйсе согласился выступать за Камерун. Выбор родной страны огорчил Виктора Гусева и сорвал его перфоманс: он вел программу «На футболе» на Первом канале и готовился вручить игроку футболку сборной России.

Тчуйсе оправдался тем, что получил несколько звонков с угрозами: говорил, что какие-то люди не хотят видеть в сборной темнокожего парня. В 2001-м он сыграл за Камерун, но накопил всего три международных матча: в стране запрещалось иметь два гражданства, а про российское чиновники узнали не сразу. В интервью Sports.ru в 2010-м Тчуйсе неохотно раскрылся:

– Считается, причина в том, что в тот же момент вас вызвали в сборную Камеруна и вы не смогли отказать исторической родине.

– Да нет. Это совсем не так. Просто люди многого не знают.

– Тогда я выскажу другую версию. Говорят, что вы так и не сыграли за сборную, потому что где-то на самом верху решили: темнокожий футболист играть за Россию не будет.

– (смеется и вздыхает) Примерно так. 

– Насколько вы расстроились, когда это поняли?

– Люди столько сделали, чтобы я получил этот паспорт. Мне даже стыдно было. И объяснить, почему он мне так и не пригодился, очень сложно. В общем, давайте не будем об этом.

Защитник задержался в России до 2008-го (снова «Черноморец», «Москва», «Терек» и «Витязь» Подольск), после чего уехал работать в тренерский штаб французского «Газелека». Сейчас у него два гражданства: российское и французское. Родной паспорт камерунские власти забрали.

Россию Тчуйсе всегда вспоминал с теплотой: «Когда я возвращался в Камерун, разговаривал со своими друзьями и говорил о России с любовью. Только с любовью и никак по-другому! А как еще я мог о ней говорить? Никаких сожалений. Мне очень нравится быть россиянином. Я рад, что когда-то попал в эту страну. Есть моменты, которые хочется остановить. Жаль, в жизни так нельзя».

В России у Тчуйсе родились три ребенка. Старшего он назвал Иван-Юрий.

«Спартак» хотел натурализовать Веллитона и сигналил РФС. Ничего не вышло 

После Тчуйсе о натурализации молчали до конца нулевых, пока Хиддинк (а за ним Дик Адвокат) не начал отбиваться от игроков бундеслиги с российскими корнями. Еще помните Александра Меркеля, Вадима Демидова, Андреаса Вольфа и Андреаса Бека? Гус комментировал их рассказы про желание войти в сборную просто: «Это все не слишком серьезно». Однажды он вроде позвонил Вольфу, который позже едва не перешел в «Зенит» из «Нюрнберга», но за этим ничего не последовало.

По-настоящему тишину снова раздавил «Спартак». В 2007-м клуб подписал Веллитона, и уже в 2009-м бразилец порвал премьер-лигу 21 голом. В июне он дал интервью Globo и рассказал про диалог с Валерием Карпиным: «Две недели назад он говорил мне о возможности получить российский паспорт. Спросил, что я думаю по этому поводу, и объяснил, что готов сделать все необходимое для оформления гражданства. «Спартак» благодаря этому может освободить одно легионерское место, а я смогу играть за сборную России. Но я ответил, что еще рассчитываю получить вызов от Бразилии».

В ноябре Карпин в эфире «НТВ-Плюс» не признался, что общался с Веллитоном, но подчеркнул, что идея ему нравится: «Мы были бы только рады. Во-первых, «Спартаку» было бы легче в ситуации с лимитом. Во-вторых, если когда-нибудь тренер сборной решит его привлечь, то поддержка будет большая. Но все зависит от самого Веллитона. Я могу его спросить… Если он проявит инициативу, мы будем только рады».

В 2010-м Веллитон продолжил отжигать и снова наколотил больше всех в чемпионате – 19 голов. Летом на официальном сайте «Спартака» появилось неожиданное признание: «Я готов выступать за Россию. Играть в команде, за которую переживают миллионы людей, – большая честь. Ведь в России, как и в Бразилии, футбол – спорт номер один. В этом случае у меня есть реальная возможность сделать еще один важный шаг. И поверьте, я буду счастлив не меньше русских ребят, когда мы окажемся на Евро, а потом на чемпионате мира».

Медиа рассмотрели в интервью намек: клуб очень рассчитывал на будущую помощь чиновников, но выступление не подействовало. «Это дело клуба и игрока. Там посмотрим», – безучастно произнес главный тренер сборной Дик Адвокат. Президент РФС Сергей Фурсенко хоть и порадовался желанию бразильца сыграть за Россию, но тоже отстранился: «Давайте еще подождем, решать Веллитону и «Спартаку».    

Главным критиком инициативы стал Георгий Черданцев. Комментатор написал в ЖЖ объемный пост с аргументами против натурализации: «Ради достижения результата – это тупик, тем более когда она происходит за вознаграждение, при полном равнодушии индивидуума к культуре и языку страны, чье гражданство он собирается получить. Когда американцы играют за сборные по баскетболу, когда команда по мини-футболу наполовину состоит из бразильцев, это говорит о том, что у этих видов спорта в России нет будущего и настоящего, то есть детско-юношеского спорта. Даже если это приносит результат. Потому что этот результат – обман».

В 2011-м спортивный директор «Спартака» Дмитрий Попов еще раз дал понять: в следующем году клуб собирается заняться гражданством Веллитона, неплохо бы помочь. Но чиновники опять промолчали. Вскоре любая поддержка перестала что-либо значить: на поле бразилец потух и сорвал проклятия, когда сломал Акинфеева.

В 2013-м Веллитон покинул «Спартак» – те два сезона так и остались ярчайшими в его карьере.

Натурализация разогналась с 2015-го. Тогда РФС снова возглавил Мутко

Первый натурализованный игрок появился в сборной после возвращения Мутко в кресло президента РФС в 2015-м (раньше руководил с 2005-го по 2009-й). Именно после этого иностранным футболистам стали выдавать российские паспорта. 

Первым был Гильерме. Он пришел в «Локомотив» в 2007-м, за пять лет влюбился в Москву, выучил язык и получил от партнеров прозвище Гриша. «Я действительно хочу иметь российский паспорт, – признался он «Спорт-Экспрессу» в 2012-м. – Но не ради игры за вашу сборную. У меня все равно невысокие шансы стать основным голкипером, ведь у вас есть Акинфеев, Малафеев, Шунин. И я реально оцениваю свои силы, потому что понимаю: вытеснить таких монстров будет невероятно сложно. Главное – не считаться легионером в «Локомотиве».  

Гильерме не удалось получить паспорт по упрощенной схеме: сборной и РФС это было неинтересно. Поэтому второе гражданство нашло его только в 2015-м: вратарь писал заявление, сдавал языковой экзамен, маялся с документами – никаких привилегий. Когда волокита закончилась, он выглядел предельно спокойным: «Если честно, я уже давно чувствую себя русским человеком. Но очень рад, что получил паспорт. Самым сложным было добиться от бразильской федерации подтверждения, что я никогда не выступал за сборную. Все уже было готово, но этих бумаг мы с юристами ждали очень долго. Я даже успел понервничать».

Еще почти год Гильерме осторожно рассуждал о вызове в сборную и вроде потерял надежду, но в марте 2016-го все наконец-то изменилось. Леонид Слуцкий назвал его отличным вратарем и позвал на товарняки с Литвой и Францией. В перерыве матча с Литвой (3:0) Гильерме заменил Станислава Крицюка и вошел в историю, став первым натурализованным футболистом в сборной России.

Параллельно с дебютом Гильерме российское гражданство досталось Марио Фернандесу, Жоаозиньо, Константину Раушу и Роману Нойштедтеру, а спустя год запрос на получение паспорта сделал Ари. Это заставило высказаться даже министра иностранных дел Сергея Лаврова, который читал новости без восторга. «Думаю, что натурализация Гильерме – разовая акция для сборной, – сказал он «Р-Спорт». – В бизнесе так же берут иностранных менеджеров, когда не хватает своих кадров. Конечно, футбол – это нечто другое, но я бы предпочел опираться на свои силы и своих молодых футболистов. Этот случай – не тенденция. Главное – делать все необходимое, чтобы спорт, включая футбол, корнями прочно прорастал в нашу почву. Как и в любой другой сфере жизни, где требуется иностранный специалист».

«Мы под сборную специально никого не натурализовывали, – убеждал Мутко в 2016-м. – Есть общая система получения российского гражданства. Нет значения, футболист ты или экономист. Если мы сегодня можем сделать какое-то исключение, ускорить процесс, то делаем это. Но наличие паспорта не гарантирует попадания в сборную. У тренера руки развязаны – он приглашает тех, кого хочет. Получил паспорт – ты в общей системе».

Мутко был последователен и в 2017-м: «Никакой искусственной натурализации не будет в Российской Федерации, но мы открытая демократическая страна. Да, Фернандес получил гражданство, здорово играет в ЦСКА. Если сегодня он по каким-то критериям подойдет сборной, зачем от этого отказываться? Но специальной погони ради результата не будет».

***

В заявке сборной России на матчи с Германией и Швецией – четыре натурализованных игрока (Гильерме, Нойштедтер, Рауш и Ари, который может сыграть впервые). Черчесов уже сказал, что воспринимает форварда «Краснодара» исключительно россиянином, и защитил его перед Романом Павлюченко. «Мы с Павлюченко живем в одном доме, и по приезде в Россию я поговорю с ним за чаем, объясню свою позицию. Надеюсь, он от нас не отвернется. Мы живем в пяти метрах друг от друга, и думаю, что этот вопрос мы закроем».

Теперь к натурализации придется привыкнуть.

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко (1,3); REUTERS/Ralph Orlowski; Gettyimages.ru/Dima Korotayev/Pressphotos; РИА Новости/Виталий Белоусов; РИА Новости/Александр Вильф; globallookpress.com/Alexander Wilf, Dmitry Golubovich, Christian Charisius/dpa