Главная » Новости » Футбол в Египте – дичь. У нас есть доказательства

Футбол в Египте – дичь. У нас есть доказательства

Безумные истории о сопернике сборной России.

Горячий президент «Замалека»

«Замалек» из Гизы – второй клуб Египта по титулам. Правда, за последние 15 сезонов он выиграл всего один чемпионат, у главного соперника «Аль-Ахли» – 11 побед. Причина – в президенте Мортаде Мансуре. Прокурор с амбициями политика стал безумно популярным среди египтян еще в 70-е, когда обличал коррупцию во власти и не боялся открыто говорить о ней. Потом переквалифицировался в адвокаты, защищал известных спортсменов, избрался в парламент, а в 1992-м неожиданно пришел в футбол – вошел в члены правления «Замалека». С тех пор он работал в команде на разных должностях, пока в 2014-м не дорвался до абсолютной власти, став ее президентом. 

За эти четыре года он уволил 23 тренера. Их выкидывали после пяти матчей, двух поражений в десяти и выигранного Кубка, победы в чемпионате. От Мансура страдали египтяне, португальцы, бразильцы, шотландцы, но больше всего – Мохамед Салах. Не футболист, а тренер «Замалека» с идентичные именем. После очередной отставки он пять раз оказывался исполняющим обязанности, не проиграл ни одного матча, но главным так и не стал. Последняя фишка президента – контракт с Кристианом Гроссом. В мае экс-коуч «Тоттенхэма» подписал его на два года, был представлен как новый главный, но временный тренер (уже не Салах) выиграл в полуфинале Кубка и Мансур разорвал только что подписанное соглашение.  

Кроме смены тренеров, Мортада любит рассказывать о выходе клуба из чемпионата. За четыре года «Замалек» трижды грозился сняться с турнира. Каждый раз президент оставался недоволен судейством, требовал дисквалификации рефери или всего комитета и обещал разоблачить там коррупцию. Требования никогда не выполнялись, «Замалек» продолжал выступать в лиге, а Мансур просто выгонял еще одного тренера.

В прошлом году он объявил, что баллотируется в президенты страны. Египту повезло – в январе 2018-го Мансур снял свою кандидатуру.

Трагедия в Порт-Саиде

За историю Египта футбольные чемпионаты в нем не доигрывались до конца или вообще не начинались восемь раз. В 1990-м помешала подготовка сборной к чемпионату миру, в 2013-м – революция, а годом раньше – трагедия на стадионе в Порт-Саиде. 1 февраля город на Суэцком канале содрогнулся – 74 жертвы, больше 500 человек ранены.

Побоище началось после финального свистка. «Аль-Ахли» проиграл местному «Аль-Масри», на поле выскочили тысячи фанатов хозяев и погнали игроков и тренеров из Каира в раздевалки. Когда те скрылись под трибунами, толпа переключилась на гостевой сектор. С ножами, камнями, бутылками и битами жители Порт-Саида ворвались к болельщикам соперника и устроили резню. Полиция наблюдала со стороны. Когда ее просили хотя бы распахнуть ворота, чтобы гости выскочили со стадиона прочь, военные тоже не вмешивались. Так многие погибли от удушья, наваливаясь на решетку и ожидая, что сейчас ее все-таки откроют.

В Египте до сих пор спорят о причинах трагедии. Одни говорят, что она случилась по естественным причинам – жители бедного Порт-Саида исторически не любили богатых столичных и не раз бились с ними, просто с менее серьезными последствиями. Плюс на февральской игре фаны «Аль-Ахли» провоцировали сами – например, вывесили баннер, что в городе нет мужчин с яйцами, только пластиковые бабы. Другая версия – во всем виновата политика. Фирма «Аль-Ахли» – активный участник революции на площади Тахрир. Фаны даже выступили против свергнутого президента Мубарака, но затем не поддержали новую власть. По словам некоторых местных, бездействием полиции правящая верхушка отомстила «Аль-Ахли» за оскорбления и оппозиционную деятельность.

Смерти продолжились даже через пять лет после трагедии. Суд уже несколько раз пересматривал приговоры осужденным по этому делу, меняя сроки и отказываясь от смертной казни. На сегодня к высшей мере приговорены 11 участников событий. Изначально их было 21, но после штурма тюрьмы родственниками и двух убитых полицейских суд смягчил приговор.

Флешмоб в поддержку Салаха

Мохамед – главный человек в Египте. Он прощает преступника, который ограбил его отца и дает ему работу, строит больницы и школы и поддерживает футбольных ветеранов. В ответ жители почитают его как божество и готовы порвать любого, кто обидит Мо. В апреле хедлайнера сборной неожиданно обидела своя же федерация. На самолет сборной, раскрашенный в цвета мобильного оператора WE, она нанесла изображение Салаха. Проблема в том, что у игрока заключен контракт с другим оператором – Vodafone.

Из-за этого он устроил скандал и, по слухам из медиа, даже отказался играть за сборную на чемпионате мира. Люди поддержали кумира и вышли на площади, а некоторые запустили флешмоб – покупали или вытаскивали из телефонов сим-карты WE, ломали их и выкладывали фото в твиттер. Тема быстро попала в тренды, а конфликт разрешали уже на уровне правительства – министров спорта и юстиции.

Федерацию, которая считала, что не нарушила права футболиста, убедили отказаться от портрета на самолете. WE наконец-то перестала терять деньги, хотя Vodafone теряет их, даже имея спонсорский контракт с игроком. Весной компания запустила специальный тариф Mo Salah World – за каждый гол, забитый Салахом с марта по конец сезона, оператор давал пользователям 11 бесплатных минут разговора. В Египте Vodafone используют 43 миллиона человек – за каждый мяч он терял 114 миллионов евро. За всю весну получилось больше миллиарда.

Дипломатическая война с Алжиром

Отбор на ЧМ-2010 Египет и Алжир закончили с равными показателями. Чтобы выяснить, кто напрямую попадет в ЮАР, понадобился дополнительный стыковой матч. Его провели на нейтральном поле в Судане – через четыре дня после победы египтян в Каире. Уже тогда атмосфера вокруг футбола выглядела нездоровой. Хакеры из Египта атаковали алжирские медиа, болельщики закидали камнями автобус с гостевой сборной, ранив несколько игроков, а потом объяснили, что это была провокация. После игры произошли стычки фанатов – по одним данным, ранеными оказались 32 человека с обеих сторон. По другой – несколько алжирцев погибли.

Зная о возможных последствиях, на стыковой матч Судан пригнал 15 тысяч полицейских, ограничил квоту каждой команды девятью тысячами билетов и урезал вместимость стадиона. Беспорядков избежали, но Египет оказался недоволен поражением и начал информационную войну. Местный МИД заявил, что десятки египтян подверглись нападению со стороны алжирцев и получили травмы и даже опубликовал видео, как фаны соперников размахивают ножами. В Алжире заявили, что видео сняли несколько лет назад и по другому поводу, но у Египта уже имелся план. Государство отозвало своего посла из Алжира, алжирскому выразило ноту протеста, а сын президента Мубарака заявил по ТВ: «Кто бы нас ни ударил, мы должны дать ему по голове». Его отец выступил так: «Нельзя потворствовать уничтожению египтян за рубежом и терпеть нарушения из-за алжирских интересов».

Граждане Египта стали готовиться к войне, похожая ситуация случилась в Алжире. Через две недели ситуация накалилась настолько, что посредником решил выступить Муаммар Каддафи, который предложил лично судить следующий матч между командами. С помощью ливийца и Башара Асада страны все-таки помирились. Политологи отмечали, что причиной конфликта стала политика Мубарака – пожилой лидер хотел передать власть сыну. Наличие общего врага помогло бы сплотить бедную и находившуюся в кризисе нацию вокруг молодого наследника.

Скандал с «Замалеком» в Лиге чемпионов

Когда Мансур еще не был президентом «Замалека» и не выгонял тренеров пачками, клуб все равно страдал – от собственных болельщиков. В первом раунде Лиги чемпионов Африки-2011 египтяне встречались с тунисским «Клуб Африкэн». На выезде проиграли 2:4, дома вели 2:1. Когда на 95-й минуте фаны поняли, что по сумме двух матчей дальше проходит соперник, они прорвались на поле. Изначально охотились за чужими игроками и бригадой арбитров, которые вроде бы неправильно зафиксировали офсайд эпизодом ранее, но по факту крушили всех. Ранеными оказались девять человек, в их числе пять игроков «Клуба Африкэн». Нападающий получил серьезный удар по голове, а вратарь – в лицо. Обоих увезли в больницу.

Африканская конфедерация планировала забанить «Замалек» в Лиге чемпионов на три года или на время перенести его домашние матчи на нейтральную территорию. В итоге серьезного наказания клуб не понес и отделался штрафом в 80 тысяч долларов, двумя матчами без зрителей и извинениями премьер-министра перед народом Туниса. Виновной признали политическую обстановку в Египте. Президента Мубарака только что свергли, страна находилась в эпицентре революции, чиновникам стало не до футбола. Они отправили минимум полиции на важнейший матч. Как результат – местные фаны без проблем прорывались с трибун и месили всех, кто попадался на пути.

Помощь в свержении президента

Официально Хосни Мубарак перестал быть президентом Египта 11 февраля 2011 года – в результате событий Арабской весны. Среди сотен тысяч людей, которые в те дни вышли против руководства страны на площадь Тахрир, были люди разных увлечений. Одними из самых слаженных оказались фанаты «Аль-Ахли» из группировки «Красные дьяволы».

Она образовалась еще в 2007-м и сразу объявила целью не только поддержку команды, но и свержение диктатуры Мубарака. Дьяволы называли себя единственной подлинной оппозицией молодых египтян. Проблема была в численности – по словам ее лидеров, в компанию ультрас входили 5-10 тысяч человек. Соединившись с большой толпой, они стали реальной силой и кулаком протестующих. Фаны «Аль-Ахли» первыми вступали в драки с полицией и отбивали нападение сторонников Мубарака на лошадях и верблюдах.

После революции «Дьяволы» повесили свой флаг на Тахрире и продолжили выступать за свободный и развитый Египет. Они шли против военных, Братьев мусульман, считая, что их правление ничем не отличается от Мубарака. Ради идеи они даже объединились с врагами из «Замалека» – теперь болельщики двух клубов дружат, вместе поминают мучеников Порт-Саида и ходят на акции протеста. Теперь, чтобы усмирить фанатов, чиновники присылают по максимуму полиции на каждый матч, но победить оппозицию им все равно не удается.

Фото: REUTERS/Mohamed Abd El Ghany, Stringer; globallookpress.com/Gehad Hamdy/dpa; REUTERS/Asmaa Waguih, Amr Dalsh; Gettyimages.ru/Peter Macdiarmid