Главная » Биатлон » «Давайте расстреливать раз в неделю по футболисту». Сергей Доренко — о Мамаеве, Емельяненко, Хабибе и Фуркаде

«Давайте расстреливать раз в неделю по футболисту». Сергей Доренко — о Мамаеве, Емельяненко, Хабибе и Фуркаде

В Москве состоялась церемония прощания с журналистом Сергеем Доренко. После его смерти была закрыта утренняя программа «Подъем» на радио «Говорит Москва»: так, как Доренко, вести ее не сможет никто. На «Матч ТВ» — подборка самых ярких высказываний Доренко в «Подъеме» о российских спортсменах.

«Хабиб — это борец, который в таких трусиках выходит и борется за нравственность в Дагестане». Про бой Хабиб vs Конор и общественную деятельность  Нурмагомедова

(Эфир 8.10.2018). «Конор работает на сцене. Потом занавес, и после занавеса Конор говорит: ну, все, пора попить чайку. А этот [Хабиб] говорит: а теперь мы начнем решительно убивать друг друга. Все говорят: подожди, это был спектакль, ку-ку.

Я вам объясню, дело в инфантильности сознания. Дети не могут… вот вы ведете ребенка в детский театр. Там играет Карабаса-Барабас, отвратительное существо, омерзительное. После спектакля вы говорите своему ребенку: Машенька, Петенька, не знаю, давай подойдем познакомимся с Карабасом-Барабасом. Это Иван Петрович Шпунтиков, он у нас добрейший, а чай как заваривает, и так далее, охренительный парень и все. Мы идем, а Машенька или Петенька говорят: он злодей. Как злодей? Почему? Ребенок действительно не в состоянии отличить сцену от жизни, он не может отличить.

Хабиб Нурмагомедов / Фото: © Jeff Bottari/Zuffa LLC / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Инфантильное сознание думает, что если актер играл фашиста, значит, он фашист. Если актер играл насильника, значит, он насильник. Если актер играл Карабаса-Барабаса, значит, он Карабас-Барабас. И надо, чтобы он ответил за роль. Он в роли говорил: «Плохой Буратино». Ты подходишь к нему и спрашивает: «А ты ответишь за слова? За слова ответишь?» — «Подожди, это была роль, это была игра на сцене». — «Нет, ты должен ответить». Понимаешь, да? «Мальвина — мерзкая тварь», — говорит он на сцене. Ты встречаешь его у выхода, говоришь: «Я дам тебе по харе сейчас». — «Почему?» — «Ты Мальвину оскорбил».  — «Это роль была, я играл на сцене». Он говорит: нет, я не понимаю. Почему? Дикарь. В хорошем смысле дикарь, в том смысле, что инфантил».

(В тот же день в видеоблоге). «Представляю себе, как Хабиб изобьет актера, игравшего на сцене Карабаса-Барабаса. Поймает у выхода из театра и изобьет. А потому что зачем он мучил друзей Буратино?»

(Эфир 27.02.2019). «В Дагестане радикалы борются с женской сексуальностью. Вместе с Хабибом Нурмагомедовым. Хабиб Нурмагомедов — это борец единоборств или чего бы то ни было. Это борец, который в таких трусиках выходит, довольно-таки легко одетым. И он, в частности, вот сейчас борется за нравы в Дагестане».

«Я не хочу думать о второсортной элите типа Емельяненко». Про арест Александра Емельяненко

(Эфир 4.03.2019). «Я совершенно не знаком с русской элитой. Товарищи, вот в чем моя главная проблема — я не знаком с русской элитой. Я не тусуюсь, и я никого не знаю. Я не знаю Емельяненко, я не знаю Панина. Я знаю только Никиту Михалкова.  Мы настолько любим друг друга, что, даже когда мы не встречаемся, все равно друг о друге говорим всякое дерьмо. Он обо мне, я — о нем. Мы начали с Емельяненко и перескочили на Никиту Сергеевича. Всегда, когда я думаю об элите, я не хочу думать о второсортной элите типа Емельяненко, я хочу думать о первосортной. Типа Никиты Сергеевича». 

Александр Емельяненко / Фото: © RCC/Антон Басанаев и Павел Табарчук

«Мне нельзя было любить Липницкую, ей было 17». Про юных фигуристок 

(Эфир 24.07.2015). Липницкая — великий человек, ее узнают везде, все будут аплодировать. Если Липницкая войдет в студию, я буду аплодировать. 

(Эфир 29.08.2017). Фигуристка Липницкая полечилась от анорексии. Как я ей симпатизировал. Мне нельзя было ее любить, ей было 17 лет. У нее был недопустимый возраст, я не смел любить ее. Теперь все, да? И тем более она анорексичка. Почему? Она была такая упорная, такая машинка по добыванию медалей на сочинской Олимпиаде, потрясающая. И виден был характер невероятный у Липницкой. Она была такая бельчонок, прическа белочка, собраны волосы, как белочка. И она была гордостью и так далее. И сейчас, пожалуйста, она заканчивает карьеру. Кранты.

Значит, она три месяца лечилась от анорексии. И пожалуйста, там где-то на Западе. А как это? Как бы я хотел поменяться с Липницкой этим заболеванием. Я бы подарил ей булимию, а она бы мне анорексию.

Юлия Липницкая / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

(Эфир 10.09.2018). А что лутц? Дайте мне про лутц. Я последний раз смотрел Липницкую, как мне кажется, такая была трогательная и такая была триумфальная, это был февраль 2014 года. Февраль 2014 года, когда нам все еще везло. А сейчас мировой рекорд, пожалуйста. Александра Трусова летает куда хочет. Во время выступления в рамках этапа юниорской серии Гран-при в Литве, на чужом, враждебном, натовском, на натовском льду. Ей 14 лет. Рекорд, может быть, много лет теперь продержится. Говорит Андрей Журанков, спортивный комментатор: «Я думаю, это исключительно останется в истории как рекорд Александры Трусовой. Вряд ли мы видим тенденцию на будущее (неплохо сказано). Мы просто видим суперодаренного ребенка, суперталантливого и уже опытного тренера Этери Туберидзе. Они выдают такой результат, потому что сейчас все для этого есть. Есть маленькая, очень сильная, худенькая, талантливая, много работающая девочка». Боже, как он говорит о ней! Я цитирую, товарищи, это не мои слова, это слова Андрея Журанкова: «…которая не боится прыгать четверные прыжки». Она потом сделается толстой коровой, которая будет бояться. Правильно? Что говорит Журанков? «Есть маленькая, очень сильная, худенькая, талантливая, много работающая девочка, которая не боится прыгать четверные». Однако чуть позже она сделается невероятно неопрятной коровищей, которая станет бояться прыгать даже одинарные прыжки.

ЗВОНОК РАДИОСЛУШАТЕЛЯ: Вы посмотрите, даже Загитова подросла, все равно не то уже. Вот она чуть-чуть выросла, и она уже не такая.

ДОРЕНКО: «Уже не такая»! Боже, ваши слова в прокуратуру. Это ужасно. «Она подросла и стала уже не такая». Это ужасно.

«Если Овечкин носит деньги в этот банк, для меня это признак, что туда точно не надо ходить». Про Овечкина в роли амбассадора банка

(Эфир 10.06.2016). «Он [Овечкин] будет ходить, может быть, взад и вперёд, туда [в банк] входить и выходить, входить и выходить почаще, чтобы его все видели. Будет всё время слоняться вокруг банка. Вот эту рекламу почему не поручают умным людям, патентованно умным? Если бы в банке хранил бы Владимир Липунов, какой-то выдающийся всё-таки астрофизик и так далее… Понимаешь, это умные люди. А Овечкин? Овечкин умный, как ты думаешь? Я не знаю. 

Александр Овечкин с Кубком Стэнли / Фото: © Alexander Ovechkin

Конечно, может быть, если у нас выдающийся гуманитарный мыслитель — Ксения Собчак, то и Овечкин, наверное, числится умным, не знаю. Но почему? Он будет в наружной рекламе, в Рунете, будет всюду рассказывать, что он носит деньги в [название банка]. Для меня это как раз признак, что точно не надо туда ходить, потому что хуже Овечкина для меня только боксёр. Для меня советник, чтобы в каком банке открыть счет, — пара-тройка хороших старых евреев московских, с которыми я могу посоветоваться, по счастью. И они мне скажут: «Старик, мы работаем с этим банком». Я скажу: «О, и я туда же. Вы замолвите за меня словцо?» Если мне скажут: «А вот Мария Шарапова…» — я скажу: «Да пошли вы на фиг! Я что, идиот, что ли?»

Спортсмен не может советовать банк. Спортсмен может мне советовать… А я сейчас скажу что. Например, протеины, которые следует потреблять, батончики с протеином может мне советовать, BCAA».

«Я обращаюсь к Фуркаду. Мамочка, ты можешь успокоиться?» Про конфликт Шипулина, Логинова и Фуркада

(Эфир 10.02.2017). «Я не против Фуркада. Вы знаете, как я его люблю. Сколько лет я здесь работаю, на радио, не было ни одного эфира, в котором я не признался бы в любви к Фуркаду. Но он, конечно, стукачешка — в хорошем смысле. Спортсмены — это, на самом деле, люди, избравшие поприще, где критерии победы очерчены абсолютно точно. Есть два человека, которые встречаются для состязания, критерии в котором абсолютно точно прописаны. Один из них выигрывает на основе этих критериев. Другой начинает строить из себя кисоньку какую-то, идиотика. Фуркад что говорит про Шипулина? Он говорит: «Да, но он двойку по природоведению получил в пятом классе, и вообще в России есть допинг». Мамочка, ты успокоишься или нет? Это я обращаюсь к Фуркаду. Мамочка, ты можешь успокоиться? Ты же пришел состязаться, а не говномета включать. Ты проиграл или ты выиграл, объясни мне. Совсем все просто. Он ткнул палкой Логинова, Фуркад, тыкал палкой Логинова, лыжной палкой, затем закрыл коридор Шипулина. Это некрасиво. Вел себя как свинья. Зачем? Зачем истеричке жать руку? 

Мартен Фуркад / Фото: © Matthias Hangst / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Говорят, что у него марокканские корни. Знаете, что я имел серьезный конфликт с марокканцем одним? Он на меня пошел с ножом. Я вам говорю, в Испании я стою на заправке совершенно спокойно. Подъезжает араб, как позже выяснилось, марокканец, который следовал в свою Марокку, и закуривает на заправке, внимание, закуривает сигарету. Я заправляюсь на соседней помпе, соседняя колонка. Я подхожу к работнику, беру за рукав, веду, говорю: ну-ка, пойдем. Подвожу прямо к этой роже, в хорошем смысле, я же не ругаюсь, вы знаете, я говорю: вот этот человек (я не говорю, араб, марокканец) это высокое имя носит, стоит, курит, хочет к едрене фене взорвать заправку и меня вместе с ней, и тебя, идиота, вместе с ней. Тот, выпучив глава, испанец, начал на него орать. Так этот чего-то выхватил, на меня пошел. То есть ему не понравилось, что я запретил курить на заправке. Ну не идиоты? Кто их пускает на лыжи после этого, объясните мне. Они же курят на заправках. Я в хорошем смысле сейчас, товарищи. Я видел курящего араба на заправке, я лично видел. После этого давать им лыжи. Вы надо мной издеваетесь? Еще палки лыжные им давать? Я умоляю. Так мы далеко зайдем, товарищи, так мы им самолеты дадим, пожалуйста».

«Будем друг другу сдавать мочу». Про допинг-скандалы и бан российских олимпийцев

(Эфир 30.11.2017). «А давайте играть друг с другом, скелетонировать друг с другом и так далее. Страна мы большая. Зачем нам кто-то для счастья, я не понимаю. Будем друг другу сдавать мочу, ты мне, я тебе. И все. Сдаем, смотрим. Любо-дорого посмотреть. Сдаю мочу, например, а они говорят: Серега, моча — первый сорт. Я им говорю: а вы сдайте мне. Они мне сдают, я говорю: это лучшая моча вообще на свете. Довольные, друг друга обнимаем. Зачем нам иностранцы, когда иностранцы злокозненные, препротивнейшие люди».

(Эфир 13.11.2017). С Болгарией. Нет, Болгария уже не поедет. С Абхазией. Можно соревноваться с Абхазией, с Приднестровьем и с Осетией. И с островами Вануату».

«Черчесов не знает, сколько им суждено сыграть». Про матч открытия на чемпионате мира Россия — Саудовская Аравия

(Эфир 15.06.2018). «Я думаю, Черчесов здесь, конечно, абсолютно гениально сделал, почему — он не знает, сколько им суждено сыграть. И он говорит: это последняя игра, братцы, это и есть ваш чёртов финал; сыграйте как в финале. И они такие — а-а-а — пошли такие, ну просто запредельные. Ведь наши из мяса и костей, как все остальные. 

Они вышли — артисты, красавцы, совсем свободные, чёткие. Дзюба вышел — на сразу. То есть это было без раскачки, без ничего, виден был дух. И когда Россию будут обвинять в следующий раз, что у нее в футболе нет души, что мы ватные, неинтересные, я всем напомню этот матч — матч, где у нас была душа. Не рассказывайте мне, что саудовцы были слабые. Ну, хорошо, слабые. Но каждый из наших сделал his best, каждый сработал. Давайте их любить! Потом возненавидим, через неделю! Дайте им неделю любви! Хоть сколько-то! Потом мы их обосрём. Не надо же постоянно! Ну что вы!

Мне кажется, я правильно сказал. Нет? Надо будет — будем ругать! Кто нам не велел? Будем ругать. А сейчас будем хвалить».

«Давайте расстреливать раз в неделю футболиста. Ничего не поможет». Про Гулиева, Кокорина и Мамаева

(Эфир 12.04.2019). «Кокорин с Мамаевым сидят, но у футболистов абсолютно ничего не меняется. Ничего не меняется. Мы думали, что если Кокорин с Мамаевым сидят, то, соответственно, остальные как бы научены. Но нет, товарищи, никто не научен. Одни сидят, другие продолжают бить. 

Фото: © globallookpress.com

Мы думали, что если проявить к ним жестокость, взять их в заложники, то все остальные футболисты будут вести себя прилично. Но это не урок, нет, Аяз Гулиев избивает человека на остановке. Почему? Потому что Аяз Гулиев ехал на красный свет, и он полагает, что плебс должен был расступиться. А плебс пошел на свой зеленый, тупо, как скот. Плебс имел злокозненные намерения идти на зеленый, понимаете, в чем дело? 

У нас есть ощущение эстетическое, что нам эти чертовы футболисты уже надоели, сколько их ни наказывай, они такие же кретины как всегда. Они одинаковые кретины. Можно наказывать их, расстреливать. Давайте расстреливать раз в неделю футболиста. Ничего не поможет. Они как есть кретины, так и есть. У них оперативная память три минуты, как у курицы. Курица не помнит, она идет в тот край, где на нее напала кошка. Почему она идет, ровно через три минуты? У нее оперативная память три минуты. Три минуты назад на нее напали, она все три минуты помнила, что это опасный угол. Ровно через три минуты она опять идет туда. Нет у нее оперативной памяти, не хватает».

«И после этого мне говорят, что мотоцикл опасен». Про санный спорт и прыжки с трамплина 

(Эфир 13.02.2018). «Помню, я шел мимо телевизора, это было в глубоком детстве, какой-то гэдээровский атлет метнулся на санках. Я посмотрел первые две секунды и понял, что это полное дерьмище. Оно его несет, он на этих санках пытается удержаться и делает мужественное лицо. И дальше чего, в чем спорт-то? Оно несет его, а он пытается не выпасть, это всё равно, что на козе кататься, просто твоя задача — не упасть.

СОВЕДУЩАЯ: Лыжники, которые разгоняются и на такой горке…

ДОРЕНКО: Прыгают и летят. И после этого мне говорят, что мотоцикл опасен. Черт! Гораздо опаснее то, что они делают».

Читайте также: