Главная » Биатлон » Виктор Маматов: «Наши биатлонисты должны просто кататься, а не работать»

Виктор Маматов: «Наши биатлонисты должны просто кататься, а не работать»

Двукратный олимпийский чемпион Виктор Маматов в интервью корреспонденту Sportbox.ru Надежде Гущиной рассказал, какие тренировки помогли бы подвести российских биатлонистов к нужной функциональной готовности.

– По итогам шести этапов Кубка мира в копилке россиян всего три награды.

– Я уже высказывал мнение о том, что наши спортсмены сильно загружены. Не изменилась точка зрения и сейчас. Лишняя гонка приводит биатлонистов в такое состояние, что они уже не могут двигаться. Это видно на примере Максима Цветкова и Антона Бабикова… Провели одну гонку, и тут же сникли. А казалось бы, наоборот, должны постепенно добирать функциональную готовность и держать скорость на всей дистанции до финиша. Я часто вспоминаю времена своей карьеры: мы на третьем круге всегда добавляли очень сильно и были впереди соперников. Методы наших тренировок позволяли нам набирать форму, и когда надо было, помогали применять дополнительные усилия, позволяющие добиться высокого спортивного результата. Никогда не забуду, как мы выезжали за рубеж. В 1967 году были на открытом чемпионате Финляндии. В гонке подбираюсь к последнему подъему – наш тренер кричит: «Виктор! Если этого финна обойдешь – выиграешь». Я включил все скорости сразу, соперник уже на пол пути был, но наверху я его обошел, а к финишу выиграл вагон времени. К чему это рассказываю? Просто если последний круг держишь – значит, с формой все в порядке, нет – стало быть, чего-то не хватает. Чего не хватает? Это должен знать тренер и по ситуации ориентироваться. Мое мнение: ребят от этих больших объемов работы нужно освобождать и просто давать кататься. А чтобы скорость не терялась, нужны маленькие отрезки: пробежал метров триста и покатился дальше. Отстрелялся на рубеже – спокойно покатился. Такой метод их будет и в тонусе держать, и в то же время мышцы будут отдыхать.

– На этапе Кубка мира в Антхольце Антон Шипулин после бронзы в пасьюте три раза раз промазал в масс-старте и закрыл себе путь к медали. Как прокомментируете неудачу лидера нашей мужской сборной?

– Три штрафных круга – это смертельно. Антону пришлось напрягаться на всю катушку, и, конечно, он не выдержал темпа и сдался. На третий круг его пока не хватает. Шипулин сказал, что они нашли с тренером метод, который будут использовать для окончательной подводки к Олимпиаде. Надеюсь, что все у них получится.

– Чего не хватает лидеру женской сборной Екатерины Юрловой-Перхт?

– В последнем масс-старте Юрлова перенервничала, когда шла третьей. Стала стрелять и допустила грубые ошибки. Нервы Катю иногда подводят, но с «нолем» в этой гонке она боролась бы за призовое место. Юрлову все считают хорошим стрелком. Иногда она действительно это демонстрирует. Но не надо суетиться, как она порой это делает. Мол, третья – вот сейчас я… И «сейчас» как раз и наделала грубых ошибок. Только если стрельба будет хорошей, мы можем за что-то бороться – хода нам не хватает. И теперь выйти на тот уровень, на котором сейчас находятся наши соперники, очень проблематично. Хотя свежесть может появиться, если не будем перегружаться. Просто нужно кататься для того, чтобы почувствовать лыжню и делать маленькие ускорения.

– Многие долгое время спорят о том, нужен или нет нашим биатлонистам психолог…

– Лучший психолог – это тренер. И никто другой здесь ничего сделать не сможет. В 80-е годы, когда я был тренером сборной, мы дважды приглашали психолога, и обоих я попросил освободить место, которое они не по праву занимали. Я сам занимался со спортсменами. Мы беседовали на тренировках. Когда нужно – веселились, были на равных. Я не считал, что должен ими руководить. Это нас объединяло и помогало в работе.

– Можем ли мы рассчитывать на медали в Пхенчхане?

– Слышал интервью моего воспитанника Дмитрия Васильева – он рассчитывает на завоевание двух медалей. Я бы его здесь поддержал. У нас есть шанс в мужской эстафете, и Шипулин где-то должен зацепиться. В остальных случаях? Только если где-то проявится везение.