Главная » Биатлон » В биатлоне впервые жалуются на патроны (говорят, подвели в ветер). А они что, отличаются? У нас совсем нет выбора?

В биатлоне впервые жалуются на патроны (говорят, подвели в ветер). А они что, отличаются? У нас совсем нет выбора?

Российские биатлонисты выдали второй подряд безмедальный этап на Кубке мира (Оберхоф вслед за Анси).

Особенно оглушил женский масс-старт: Светлана Миронова и Лариса Куклина финишировали последними, совершив 21 промах (10 и 11 соответственно – больше всех). В эфире после этой странной гонки стрелковый тренер Леонид Гурьев выдвинул версию: у команды не все хорошо с патронами.

«Мы получили новые патроны, я сразу задал вопрос: что-то с ними не то, они ветер вообще не держат. Есть фирма «Олимп» – надо в такой ветер пробовать их. Выбрали лучшее на данный момент – других патронов нет. Мы ждем результата, но это провал капитальный.

Мы отстреливаем в Шонебеке в Германии, при минус 20 ствол вымораживается – и начинаем через час работать. Проверяем на мороз ложу и ствол, но ветровые показатели там отсутствуют».

Вообще, это уже вторая претензия команды к инвентарю: вы вряд ли забыли провальный этап в Анси, где сборной не помогали лыжи.

***

Из сбивчивой речи Гурьева ясно: новые патроны фирмы Lapua, закупленные в команду, далеко не идеально взаимодействуют со стволами (как минимум у Мироновой и Куклиной, которые стреляют из немецких винтовок Anschütz).

Почему это случилось? Как исправить? И можно ли было избежать таких ошибок?

Ниже – доступный ликбез от трехкратного чемпиона мира, бывшего стрелкового тренера женской сборной России Павла Ростовцева, который три года (с 2011-го по 2014-й) был как никто погружен в подбор и тестирование патронов.

Как все обустроить, чтобы жалоб на патроны не возникало.

***

«Есть хорошие стволы. Есть хорошие патроны. Но самое главное для нас – подобрать комплекс «ствол-патрон». Допустим, партия патронов здорово идет по стволу Зайцевой и абсолютно не идет по стволу Шумиловой – это не значит, что партия сама по себе замечательная или плохая.

В наше время – благодаря поддержке Михаила Прохорова – у нас были возможности отстреливать до 70 партий патронов для каждой винтовки. Это могла быть одна марка – Lapua Polar Biathlon – но партии отличались: два абсолютно одинаковых коробка, но по разным стволам могут лететь по-разному.

В команде стреляли из Anschütz и российской винтовки «БИ-7». Я общался с нашими оружейниками, в том числе с уважаемым Владимиром Суслопаровым, который сконструировал «семерку». И он говорил, что под ствол «семерки» специально создан российский патрон «Олимп».

У него есть определенные недостатки, но мы научились с ним работать; и, пройдя многократные тестирования, решили с девочками: из «семерок» стреляем только «Олимпом». Кучность и ветроустойчивость этого патрона на очень хорошем уровне – именно для БИ-7.

Для Anschütz в приоритете были патроны Lapua, но и «Олимп» под них мы тоже подбирали – для страховки.

Как идет тестирование в лаборатории Шонебека?

Подбор партий под конкретный ствол – щепетильная работа, потому что производство патронов идет не круглогодично. У Lapua большой завод, много задач: например, весной они в течение месяца работают над мелкокалиберным патроном для биатлона. Навыпускали партий – и все.

Мы сразу ехали в Шонебек – во многом благодаря связям Пихлера была возможность приехать на большое количество партий, которые еще не успели разобрать. В команде 8 девочек, у каждой – по два ствола. Грубо, у нас 16 винтовок – два дня тестируем 30 партий на станке, потом отбираем для каждого ствола по три лучших.

Следующее тестирование в Шонебеке – уже осенью, условно еще 30 партий. Едем туда, опять везем 16 винтовок и те самые три лучшие партии с предыдущего отстрела. Опять все сравниваем и получаем какую-то картину. Лучшую партию для каждого ствола выкупаем в полном объеме на сезон или на два; вторую партию – процентов на 70%; и может быть, немного третьей – мало ли как поведет себя в боевых условиях.

Больше никаких тестов патронов?

Мы ориентировались не только на данные Шонебека. Опять же, благодаря пониманию и ресурсам Прохорова и его команды была создана мини-бригада с Александром Куделиным. Он придумал и разработал станок, который позволял тестировать все купленные патроны в естественных условиях – на стрельбищах.

Самое важное, чего добился Куделин, показатели в этих условиях были идентичны Шонебеку. Конечно, не в абсолютных значениях – потому что их не достичь вне лаборатории, но в относительных. Соотношение сил у партий патронов было тем же, что и в лаборатории.

Это особенно важно для патронов «Олимп», потому что у нас не было возможности ездить в Климовск. «Олимп» готовил нам партии, присылал раз в два месяца – мы тестировали только на стрельбищах, сравнивали с предыдущими, давали девочкам пробовать.

 

Скажем, на ноябрьскую вкатку в Муонио я всегда звал Куделина – а там зачастую ветер. Мы его ловили и, пока девочки отдыхали между тренировками, работали со станка на стрельбище. Так приходило понимание, как ведет себя в ветер та или иная партия – и результаты были очень интересные. Партия, которая хорошо летела в лабораторных условиях, могла подвести в ветер – смещения от центра были дальше, чем у партии, которая в лаборатории летела на так кучно. То есть получается: в штиль конкретная партия – лучшая, в ветер – уже нет.

Спортсмен высочайшего класса все это знает, держит в уме и может корректировать прицеливание по ходу гонки. Это очень оперативные решения – реально от спортсменов суперкласса.

Что все это дало?

В первый сезон мы сделали шаг вперед; хотя подчеркну, что в сезон-2010/11 (до нас) у девочек были прекрасные показатели в стрельбе лежа. Во второй довели систему до совершенства, в третий – если появлялось что-то новое – накладывали новинки на те методики и лекала, которые уже отработали.

Эта подготовка потребовала времени, но в итоге к Олимпиаде у нас не осталось ни малейших сомнений в материалах. Мы знали, что у каждой девочки комплекс «ствол-патрон» (хоть для Anschütz, хоть для «семерки») не уступает никому.

В том числе благодаря материалу у нас были такие результаты в стрельбе. С 2011-го по 2014-й по статистике женская сборная России была лучшей в мире по процентовке и времени нахождения на рубеже.

Мы создали такую систему, которая позволяла: а) протестировать патроны в Шонебеке и выбрать лучшие партии, б) все это продублировать в естественных условиях стрельбища. Больше того, станки от Куделина купили во все группы и команды, которые тогда были: А, Б, юниоры и т.д.

«Олимп», о котором говорит Гурьев, сейчас спас бы команду в ветер?

Стрелять «Олимпом» из Anschütz… Не знаю, мне сложно комментировать, потому что мы так не пробовали. «Олимп», летящий из «семерки» в ветер, ведет себя очень уверенно – мы пришли к этому выводу в 2011-м. Я помню, как Вольфганг увидел работу «Олимпа» и «семерки» в мороз и ветер. Он сразу сказал: тише, это должен быть наш топ-секрет, чтобы ничего не утекло в другие команды.

Еще интересно, что я возил «Олимп» в Шонебек в октябре 2013-го. Наши конструкторы разрешили мне взять пять лучших партий «Олимпа», чтобы сравнить с тем, что предлагает Lapua.

Вольфганг сначала сомневался, говорил: немцы не дураки, если увидят конкурентоспособность «Олимпа», то расколют наше ноу-хау и изготовят для себя не хуже. Я понимал, что если привезу, то не услежу: два-три-пять патронов немцы все равно у меня уведут. Но конструкторы ответили: у нас есть вещи, до которых немцы не докопают, так что вези.

Я привез пять партий «Олимпа» в Шонебек, и немцы такие с иронией: о, «Олимп», в 80-х это была легенда. Была… И каково же было их удивление, когда по «семеркам» Романовой и Глазыриной пять партий «Олимпа» обстреляли все, что было у Lapua.

Немцы мне: Павел, можно пачку «Олимпа» на память? Понятно, что брали не на память, а поковыряться. Я был готов и отдал без проблем.

А говорить сейчас про патроны – ну ребята… Тренер, отвечающий за стрельбу, должен заботиться о материале. У нас была финансовая, кадровая, организационная и еще какая угодно возможность делать это».

***

Это история, где не найти правды, правых и виноватых. Тренеры недовольны материалом, хотя из рассказа Ростовцева ясно, что протестировать и выбрать – их забота. Была ли у них возможность?

Мы на всякий случай обратились в СБР – не в деньгах ли проблема? Нам ответили, что все денежные запросы тренеров по патронам выполнены в полном объеме и в срок. Покупку патронов контролировал главный тренер Анатолий Хованцев.

Фото: globallookpress.com/Petter Arvidson/ZUMAPRESS.com; РИА Новости/Алексей Филиппов, Александр Вильф; East News/TOBIAS SCHWARZ, Johanna Lundberg/ZUMAPRESS.com