Главная » Биатлон » Мы узнали, сколько СБР тратит на Логинова и команду. И сколько еще должен за допинг из прошлого

Мы узнали, сколько СБР тратит на Логинова и команду. И сколько еще должен за допинг из прошлого

Важное о конфликте в биатлоне.

Спор по контрактам в биатлоне – в острой фазе.

Спортсмены (Логинов, Гараничев, Малышко, Бабиков) недовольны условиями, которые подразумевают невысокий, по их мнению, доход от личных спонсоров и одно рекламное место на винтовке вместо двух. Союз биатлонистов России (СБР) отдает приоритет собственным – большим – спонсорам, чтобы бюджет федерации держался на уровне. Переговоры в Сочи неделю назад как будто завели в тупик.

Безусловно, руководство СБР – Драчев, Нуждов и Голиков – сейчас в проигрышной позиции: люди с навыками, опытом и рычагами для компромисса пока не нашли его, а фехтуют с лидерами.

В этой разборке еще и сформировался ошибочный стереотип: СБР ничего или почти ничего не тратит на команду (все расходы – вроде как на Минспорте и ЦСП), но многого требует от спортсменов по контрактам. Хотя на самом деле это важнейшее знание: почти все деньги, поступающие в Союз от спонсоров, под разными статьями идут на сборную.

Мы разобрались, сколько денег СБР тратит на команду и почему так бьется за каждую сотню тысяч?

Годовой бюджет Союза открыт: доходы – 128,05 млн рублей (116 после удержания налогов), расходы – тоже около 116 млн. Вот что достается сборной.


Это еще не все.

• Премиальные спортсменам за выступления на международных стартах в зависимости от успехов – 6 млн. Доля Логинова отсюда по расчетам СБР – 1,6 млн.

• Зарплата сотрудников офиса, которые работают на команду (вроде начальника Дмитрия Рочева или менеджера Екатерины Боярских) – 10 млн.

• Непредвиденные расходы. Кейс с австрийской полицией в декабре стоил 14 тысяч евро (1 млн рублей) – деньги ушли на адвокатов.

• 16,7 млн уже удержал IBU в рамках восстановления, еще около 16 млн СБР отдаст до октября – это расплата за допинговое прошлое нашего биатлона (Юрьева, Старых, Логинов, Глазырина).

Как ни относись к людям, которые управляют СБР сейчас, они даже косвенно не причастны к тем допинговым историям – но платят десятки миллионов, которые, разумеется, пригодились бы по другим статьям. 

***

Мы связались с вице-президентом СБР Алексеем Нуждовым – он предоставил эту раскладку по бюджету и прокомментировал положение федерации:

«С самого начала мы хотели, чтобы вся информация по бюджету была открытой: откуда приходят деньги, на что мы их тратим.

Эти цифры говорят сами за себя: 70-80% средств идет на содержание национальной команды. Совершенно точно: биатлонисты сборной находятся в гораздо лучшем финансовом положении, чем все остальные.

Наша деятельность направлена на то, чтобы денег было больше – Устав предписывает развивать биатлон на всех уровнях и в регионах. Хочется увеличить помощь регионам, сейчас она незначительная – 10 млн в год. Это то, что остается после трат на национальную команду. Будет оставаться больше – поверьте, они пойдут на доплаты тренерам и на регионы.

Безусловно, лидеры команды заслуживают всяческого уважения. И я согласен: на них смотрит народ, благодаря им в СБР приходят спонсоры. Но мы хотим, чтобы после ухода лидеров осталась стратегия и цепочка: ушли одни спортсмены – их заменяют равнозначные или даже сильнее. Поэтому мы должны наладить систему, которая увеличила бы количество занимающихся, грамотность тренерского состава на местах, престиж тренерской профессии – для этого нужны деньги.

Наши цифры открыты. Следующий вопрос – как их трактовать? Можно смеяться: денег мало. Ну, сколько есть. Мы хотя бы не врем, что их гораздо больше. Мы все расписали по статьям, на каждую есть документы. Я читаю в комментариях: Голиков с Нуждовым получили деньги и набили карманы.

Зарплата Голикова – 180 тысяч рублей грязными; это меньше, чем получают спортсмены. Правление (в том числе я) вообще не получает зарплату. Какие карманы мы набили?

У спортсменов широкий спектр желаний по деньгам, я бы не хотел его комментировать. Наша задача: объяснить, что текущий бюджет – не хаос, а стратегия. Я понимаю, что у этой стратегии есть альтернативы. Можно эти миллионы отдать конкретным людям, можно поделить все пополам – это тоже позиция. Но пусть спортсмены тогда скажут – где срезать?

Вот есть 3 млн на транспорт для команды. Эти фургоны возят не Нуждова с Голиковым – у нас-то как раз нет служебного транспорта. Давайте команда будет ходить пешком, зато освободятся 3 млн, кому-то достанутся.

Раз в квартал мы отправляем в регионы инвентарь на 2,5 млн – все расписано до середины 2020-го. Можно хоть сейчас признать, что это ерунда и нефиг регионам так баловаться. Давайте перераспределим эти миллионы – отдадим тому спортсмену или этому.

Что еще? Давайте не покупать тест-полоски для лактата – отдадим 1,6 млн тому, кому нужнее.

Я не думаю, что спортсмены так себя ведут из жадности. Уверен, они не скажут: вы шлете 10 млн регионам – давайте лучше распределим их в нашей четверке. Скорее, у спортсменов есть недопонимание. Меня учили: в первую очередь ищи причину в себе. Раз такая ситуация возникла – это моя вина: мало информировал, мало рассказывал, не смог донести.

Я думал, что если в феврале мы отправили проект и не получили реакции, то все нормально, все решено. Как оказалось, нет, времени с февраля не хватило. У кого-то 90% рабочего времени уходит на чтение и отстаивание позиций в договорах, у кого-то – на тренировки и соревнования, и это правильно.

Сейчас всем надо успокоиться; эскалировать конфликт и махать руками – это тупиковый путь. Для меня главный итог: у спортсменов нет доверия к нам. Эта позиция имеет право на жизнь – возможно, так исторически сложилось. Нам предстоит завоевать доверие, сейчас это наше основное направление. Будем убеждать: не надо искать подводные камни, их нет».

***

Вероятно, вы читали свежую колонку Авдохина в защиту команды – там правильный аргумент о необходимости договариваться и быть гибче, чего пока не выходит у боссов СБР.

Но в споре по существу можно понять и позицию руководства – наверное, слишком принципиальную и досадную для спортсменов, но внятную и стратегически обоснованную. Несколько простых мыслей:

1) У СБР нехорошо с деньгами. Не только потому, что спонсоры не ломятся в наш биатлон – скандальный и не особо результативный. Одна из причин – гигантская прореха в бюджете, которую команда Драчева получила за допинговые залеты прошлого. Логинов среди фигурантов – и 5 лет спустя по его делу нет никакой ясности.

Когда денег не хватает на всех, логично расставить приоритеты. Логинов защищает только свои интересы; задача СБР все-таки шире, чем обеспечить личное благополучие Александра.

2) Да, Логинов – ценнейший актив нашего биатлона. Он справедливо рассчитывает на большие деньги, к тому же у него осталось не так много времени для заработка. Хорошо, если лет 10; у Малышко и Гараничева наверняка меньше – они тоже спешат.

Но наш биатлон жил и вернется к жизни без Логинова. Достойную жизнь не обеспечить без толковых тренеров, нормального оснащения, сильных регионов… Когда-то Логинову с Гараничевым со всем этим повезло – их подхватила могущественная Тюмень.

Кто знает, чего парни добились бы в Саратове и Пермской области соответственно? Каким вернулся бы Логинов из двухлетнего бана, если бы его бросили? Но в важное время поддержка и деньги были.

3) Команда не сказала ни слова по теме (хотя вроде планировала) – и это очень в духе времени. Часто ли вы видели и слышали Логинова в последние полгода? Увы, он не слишком публичен и коммуникабелен – иногда так проще жить, но в основном, особенно если ты звезда и носитель дорогой рекламы – нет.

Сегодня ты отказываешь в общении всем СМИ и упускаешь шанс лишний раз подсветить личного спонсора. Завтра лого спонсора исчезает с хорошего места на винтовке – и твой доход падает. Послезавтра ты не считаешь нужным объяснить ситуацию аудитории (как раз той, ради которой вообще-то и клеят лого) и идешь к боссам с запросом: хочу больше денег!

У Логинова много вариантов для монетизации своего статуса; простейший – быть открытым, заметным, активным. Но Александр почему-то выбрал самый конфликтный и стрессовый.

Здорово, если стороны договорятся; спортсмен уровня Логинова точно заслуживает особого внимания, уважения, компромиссов. Здорово, если Логинов выдаст сезон мощнее прошлого или даже такой же. И здорово, если у Логинова через 6-7 месяцев не будет повода спросить себя: зачем я в это ввязался летом 2019-го?

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Нина Зотина; biathlonrus.com; vk.com/russianbiathlon; РИА Новости/Алексей Филиппов