Главная » Баскетбол » «В 1996 году двушка в Москве была лучше контракта в Америке». Самый меткий снайпер лихих 90-х

«В 1996 году двушка в Москве была лучше контракта в Америке». Самый меткий снайпер лихих 90-х

Он мог уехать в НБА, но не захотел. Забил 14 трехочковых за матч – и теперь ждет, когда его рекорд побьет Стеф Карри. Никита Загдай расспрашивает кумира своего детства Игоря Куделина о пепельницах в раздевалке, дедовщине над Андреем Кириленко и шортах для Сергея Мони.

– Чем сейчас занимается Игорь Куделин, легенда 90-х?

– Продвигаю свою детскую секцию (детско-юношеский БК «Кубанские Ястребы» – «Матч ТВ»), занимаюсь с детьми, пропагандирую баскетбол в Краснодаре.

– Это звучит не очень солидно. Даже не школа – своя секция. Очень скромно.

– Я называю это секцией, но по большому счету это школа баскетбола Игоря Куделина.

– Почему в Краснодаре? Там тепло?

– Я южный человек. Мне там нравится. Краснодар – это мекка баскетбола, «Локомотив-Кубань» это доказывает.

– Когда в последний раз при твоем появлении слышался женский визг и крики «Крэйзи Кудя»?

– Не помню, чтобы визжали. Помню только слова одного из моих любимых болельщиков: «Разбуди меня, Игорь!» Игра была, скорее всего, тухлая, медленная. И человеку захотелось увидеть дальний бросок. Причем не один.

– Тогда болельщики были совсем другими.

– Ну, 90-е располагали к этому.

– Вам не всегда платили деньги. Иногда вы с болельщиками вместе после матчей в метро ехали.

– Да, и бросали бутылки с парапетов.

– Вместе с болельщиками?

– Бывало и так. Лично я не бросал, но партнеры отмечались.

– Когда вспоминаешь те времена, о чем думаешь?

– Хочется время вернуть вспять. Попасть опять в те 90-е.

– В какой момент слава вскружила голову? Тебе болельщики писали стихи, посвящали поэмы, песни, смотрели только за твоей игрой. Ты же чувствовал эту славу.

– Еремин не давал расслабиться. Постоянно корону сбивал с головы.

– Каким образом?

– За счет нагрузок на тренировках.

– Вот эти знаменитые «похмельные тренировки».

– Чем больше работаешь – тем легче восстановиться быстрее.

– Ты практически всю карьеру курил. В какой момент перестал стесняться тренера?

– Никогда не переставал стесняться Станислава Георгиевича. Курил я не всю карьеру, а после травмы ахилла.

– В ЦСКА ходят «на Куделина». А ты после матча выходишь – и закуриваешь. Стыдно было бы?

– Конечно, стыдно. Потому что всегда говорили: «Как? Спортсмены? Вы же не курите».

– Да брось! У вас даже в раздевалке пепельница была.

– Как таковая пепельница не стояла. Курили в душе, тушили, выбрасывали в обычную помойку.

Игорь Куделин / Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко

– Сейчас «Голден Стэйт Уорриорз» играют от броска. Ты бросал с 9-10 метров, когда это еще не стало мейнстримом.

– Ответ есть в статистике. Пускай Карри побьет рекорд.

– 14 трехочковых за один матч.

– В прошлом году он приблизился – забил 13.

– Следишь.

– Читал статью.

– Егор Вяльцев был очень близок. 12 трех положил.

– Уважаю этого игрока, он молодец.

– Сейчас все играют от броска. Все бросают издали. Бегут, бросают… Это твой стиль. Ты опережал время? Так получается?

– Просто бросал много издали, боясь получить по макушке от папы за сломанный помидор.

– За сломанный помидор? Что?

– Во дворе росли помидоры. И если мяч отскакивал не туда, то за сломанный куст я мог получить.

– Приходилось попадать.

– Приходилось попадать, бежать за мячом, чтобы отскок произошел именно в ту точку, куда я бегу.

– Сколько бросков в день ты делал?

– 400.

– Почему ты так круто играл в ЦСКА, но при этом был тенью самого себя в сборной? За редким исключением, в сборной ты всегда был в тени других звезд.

– Не могу ответить так однозначно. Был тренер, который…

– Да брось! У вас в ЦСКА был Еремин – и в сборной был Еремин!

– В сборной был Белов. При Белове лидер был Бабков. И если находились «лишние» броски, то мы их реализовывали. Если нет – то Сергей приносил львиную долю очков.

– Сколько подряд «трех» забивал в играх? Это запомнилось?

– Шесть, по-моему. На чемпионате Европы. Это к вопросу про неудачную игру в сборной.

– В 1996 году – 44 очка набрал против «Динамо». Из них 42 – трехочковыми.

– Я не помню точно ту игру. Но помню, что после десятого броска все «лишние» передачи отдавались мне.

– В 2004-м – 47 очков против «Арсенала».

– В первом тайме было заброшено пять трехочковых, а во втором – ничего. Причем все были заброшены после быстрых отрывов.

– А кто из нынешних игроков похож на тебя?

– Леша Швед, наверное. Который может серийно «убивать» соперника.

– Маленький Сережа Моня в Саратове после матча «Автодор» – ЦСКА подошел к звезде европейского баскетбола Игорю Куделину и попросил у него шорты. Он в этих шортах потом пять лет играл!

https://www.instagram.com/p/Xw07kVOdKe/?taken-by=frulia12

– Я не помню, что это был Моня, но всегда с радостью раздавал всю форму. Поэтому у меня за всю карьеру одна майка сохранилась.

– Как это получилось? У вас в 90-е – один комплект игровой формы на сезон! А ты умудрялся всем сувениры раздавать. Даже Моне перепало.

– После последней игры чемпионата. Сереге повезло – финал мы выиграли в Саратове.

– Он стал рекордсменом в национальной сборной: семь трехочковых на чемпионате Европы-2003. Магия шорт Куделина?

– Возможно. Флюиды передались.

– Однажды Игорь Куделин поехал в НБА. В первом матче набрал 22 очка. Это фантастика. Парень из Европы приезжает – и в первом же матче 22 очка. Контракт на столе, нужно было только подписать. Что случилось?

– Я не хотел быть вторым Могильным на тот момент.

– Так какой год был? Могильный в 89-м, а здесь – другая страна уже, Россия.

– Ну, 96-й. Скажем так, погоны давили на плечи.

– Служу Советскому Союзу?

– Почему? Я был прапорщиком. Действующим прапорщиком. На что Кевин Макхэйл (тогда генеральный менеджер «Миннесоты», до этого – 7-кратный участник Матчей звезд НБА – «Матч ТВ») мне сказал: «У тебя есть контракт?» Я сказал: «Есть». – «Подожди, мы не знаем своего запаса зарплаты, но у нас есть лучший игрок Европы Стоян Вранкович, за которого мы не знаем сколько заплатим. Но минимум у тебя будет 180 тысяч долларов в год.

– Так мало? 180?

– Тогда был такой минимум в НБА.

– А в ЦСКА сколько было?

– Те же деньги.

– Представляешь команду? Стефон Марбэри, Игорь Куделин и Кевин Гарнетт.

– И еще Даг Уэст, и Терри Портер заканчивающий. Они играли – и ничего не выиграли. А я еще три раза с ЦСКА стал чемпионом России.

– Напоминает мне это один ответ. А это правда, что одним из условий, чтобы ты остался, была служебная однокомнатная квартира в Москве?

– Двухкомнатная.

– Двушка! Даже не своя! Служебная двушка в Москве – или контракт в НБА. Мммм… Понимаю, почему ты выбрал двушку.

– Миллениум все перевернул. Во-первых, взоры всех команд НБА обратились в Европу, в Азию, на другие материки. Но все-таки двушка служебная в ЦСКА в 1996 году была лучше, чем контракт в НБА.

– В ЦСКА всегда была дедовщина, особенно в 90-е. Это не секрет, об этом все знают.

– Пончики не носил. Нет, помню другую дедовщину. Когда я попал в команду «Красный котельщик» 15-летним пацаном. И на следующий день тренер меня должен был поставить играть за основу против РТИ (Минск). В итоге мужики узнали это и сказали: «Игорь, сходи, пожалуйста, за пивом».

– 15-летний пацан с пивом идет в расположение клуба.

– Так и было. И тренер в очереди со спины меня спросил: «Игорь, а ты не много берешь себе? 30 бутылок». Я говорю: «Я как бы не себе беру». – «А кому?» Сдать стариков я не мог, в итоге шел терпеливо два раза вокруг стадиона, смотрел через плечо, что за мной идут два тренера команды. После второго круга им надоело ходить за мной. Я дворами прошел в гостиницу, принес пиво, после чего на следующий день меня даже не заявили на матч.

– Но старики приняли?

– Но старики приняли.

– Я даже не знаю, что важнее.

– Наверное, уважение.

– Я так хотел послушать истории про Кевина Гарнетта, про Стефона Марбэри, а слушаю про «Красный котельщик».

– Марбэри был трижды накрыт мною на тренировках, после чего я спросил: «Что это за мальчик бегает, который пытается бросить через меня, face-to-face?». И скаут мне говорит: «Да это же первый номер драфта». В тот момент – да, я был готов к НБА. Не видел там авторитетов. Я не смотрел их по телевизору. Гарнетт был второгодок, а Марбэри – первогодок. Пускай он там первый номер драфта или десятый.

– А у маленького Игоря Куделина кто был кумиром?

– Ну если я опять скажу фамилию из «Красного котельщика»…

– Скажи.

– Был Сергей Балычев такой, капитан нашей команды. Был первый номер, который очень хорошо владел мячом, Юрий Ткачук.

– Ты смотрел на их игру и хотел быть таким же?

– Да, я хотел бросать так же, как Сергей Балычев, с 7-8 метров, и поэтому тренировал этот бросок. Когда уже лет пять отзанимался баскетболом, тогда увидел игру Сабониса, Еремина, Куртинайтиса.

– Игорь Куделин – суперзвезда. И тут появляется Андрей Кириленко. Всех накрывает. Авторитетов нет. Тяжело ему приходилось?

– Меня не накрывал, по-моему. Спросите у Андрея Геннадьевича. Киря был универсален в то время. Еремин ему разрешал делать все.

– Легенды ходят о том, что ему в раздевалке тут же рассказали: «Этого не накрывай, этот – авторитет, этого – даже не думай». Было такое?

– Нет, это все опять басни какие-то.

– То есть дедовщина, может, и была, но ты в этом не участвовал?

– Нет. Это, наверное, Эйникис, Фетисов…

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко