Главная » Баскетбол » Как стать таким же стильным, как Расселл Уэстбрук

Как стать таким же стильным, как Расселл Уэстбрук

Вы же всегда хотели походить на самого модного спортсмена?

Расселл Уэстбрук – не только действующий MVP.

Получив признание Sports Illustrated в качестве самого стильного спортсмена мира, защитник «Оклахомы» выпустил книгу со своими лучшими находками в области моды. Аннотация гласит, что стиль защитника «раздвигает пределы, размывает границы и стимулирует самовыражение», а он сам «пересматривает роль спортсмена и превращается в героя современной культуры».

Круто, но уверен, что 35 долларов на все это вам так же жалко, как и мне. Так что лучше самостоятельно сформулируем основные принципы стиля Расселла Уэстбрука на более широком и более доходчивом материале.

Принцип № 1. Смешение низкого и высокого стилей, дорогих брендов и народных марок

Уэстбрук описывает свой стиль тремя словами – «уникальный, оригинальный, непредсказуемый».

К нему он пришел задолго до того, как начал эпатировать всю НБА предматчевыми луками.

«Икона стиля для меня – это моя мама. С первого же дня она одевала меня, брата, отца, помогала нам быть в курсе мира моды. До сих пор она всегда выглядит свежее, чем я. Она – именно то вдохновение для меня, когда речь заходит о стиле.

Для меня увлечение модой началось очень рано. Когда я был моложе, я уже следил за всеми тенденциями, но не всегда мог себе позволить какие-то вещи. К тому же, у меня не было такой платформы для самовыражения, как сейчас, когда я могу делать очень много. Мне очень повезло, что на данном этапе карьеры для меня в моде открыты определенные двери».

То, что Уэстбрук увлекся модой еще в детстве, помогает понять концептуальный принцип его стиля.

Во-первых, он не гонится исключительно за эксклюзивными, недоступными простым смертным брендами.

Так, он стал креативным директором джинсового бренда True Religion (средняя цена пары – 200 долларов).

«Для меня важно помнить о своих корнях. Я не всегда мог себе позволить рубашки, которые стоят 2000 долларов. Я не хочу отрываться от людей, рядом с которыми рос, от людей из моего района, от детей из неблагополучных кварталов, от тех, кто хочет хорошо одеваться, но не имеет кучи денег. Сочетание высокого и низкого позволяет людям понять, как делать то же самое, но не тратить много».

Во-вторых, даже специально формулирует, что сочетания разных ценовых диапазонов он использует специально, чтобы помочь болельщикам принять моду как способ раскрытия собственной индивидуальности.

Например, в интервью Women’s Wear Daily он говорил: «Я закупаюсь в Zara. Закупаюсь в Topshop. Закупаюсь в H&M. Я закупаюсь везде. Так все устроено. В Barneys. Во мне хорошо то, что я не просто хожу по дорогим магазинам. Я смешиваю и нахожу разные сочетания, от головы до ног. Я нахожу такие вещи, которые себе может позволить каждый. Если какие-то ребята хотят так же выглядеть, они смогут себе это позволить». 

Принцип №2. Сочетание несочетаемого

В 2005-м НБА ввела дресс-код. Согласно его правилам, игроки должны были отказаться от «труб», худи, бандан, кроссовок, игровых маек, броских украшений – короче, всего, что было связано с хип-хопом, с черной культурой и вызывало отторжение у платежеспособной белой аудитории.

Игроки послушно (или не совсем) облачились в цивильные костюмы.

И тут появился Уэстбрук, который произвел революцию в мире не только баскетбольной, но и вообще спортивной моды.

Все началось с весны 2012-го, когда «Оклахома» играла в финале, а Уэстбрук заявился на пресс-конференцию в белой рубашке Prada с персонажами мультфильмов и в красных очках без линз.

Это было замечено всеми, и все спортсмены после начали импровизировать в своем облике, удивлять, обращать на себя внимание, эпатировать, фантазировать. Мода стала очень важной частью НБА, и в рамках всезвездного уикенда даже состоялось фэшн-шоу.

Фокус в том, что дресс-код как бы никто не отменял, а те наряды, которые демонстрируют Уэстбрук и остальные, зачастую травмируют психику гораздо сильнее, чем стандартные одеяния из черных кварталов.

И так и остается не совсем понятным, революция имени Уэстбрука – это следствие того, что игрокам приходится подстраиваться под дресс-код, или наоборот некая форма бунта против запрета.

Естественно, у этой моды имеется ярко выраженный расовый характер: очень яркие цвета, сочетание несочетаемого, дикие аксессуары и убежденность в собственной крутизне – это же стиль Джанго.

Ну и Расселла Уэстбрука.

Принцип №3. Не надо бояться ярких цветов – леопардовый, розовый, вообще любой

Соответственно, революция имени Расселла Уэстбрука подчеркивает и кучу других важных тенденций, связанных с баскетболом и модой.

Во-первых, лига нисколько не пытается повлиять на эпатажного лидера «Тандер».

В американском обществе изменилось отношение к культуре черных, а НБА позволила игрокам не камуфлировать свою природу, откровенно выражать мнение по поводу общественно-политических проблем, ругаться с белым президентом.

Во-вторых, Уэстбрук в смысле моды напоминает Майкла Джордана, всегда поражающего одинаковой близостью и белым, и черным.

Уэстбрук сотрудничает с брендами, которые нацелены на обеспеченный средний класс, и умудряется в общественном сознании существовать вне каких-то расовых стереотипов в одежде, хотя по сути и одновременно символизирует такие стереотипы не хуже самого пародийного Джанго.

Журналисты в возрасте всегда высмеивали его стиль (так же, как всегда критично относились к проделкам Айверсона), но молодая аудитория смотрит на него иначе – и признание в качестве самого стильного спортсмена по ту сторону Атлантики было воспринято как нечто само собой разумеющееся.

Принцип №4. Унисекс

 

Как-то Уэстбрука спросили: «Есть ли какие-то вещи, которые вы никогда бы не надели?»

Он ответил: «Женские».

Ответ с подвохом.

В коллекции Уэстбрука нет ни мужских, ни женских вещей. Он горой стоит за унисекс.

Более того, с этим связана еще одна интересная тенденция.

Революция имени Уэстбрука привела спортсменов-мужчин на страницы GQ. Показывать одежду да еще и рассказывать о ней всегда считалось не совсем мужским занятием, но мощные формы, огромные бицепсы и абсолютная уверенность в своем физическом совершенстве позволили звездам спорта делать это лучше многих и нисколько не заморачиваться по поводу некоторых сомнительных решений.

Спортсмены точно не комплексуют из-за недостатка мужественности, поэтому с их помощью легче продвигать обтягивающе-провокативные предметы одежды.

Например, в гардеробе Уэстбрука обязательны: узкие штаны, узкие джинсы, леггинсы и наоборот пончо, мешковатые топы – все, что создает андрогинный силуэт и равно подходит мужчинам и женщинам.

Уэстбрук обсуждал этот вопрос в интервью Esquire: «У нас был разговор по этому поводу перед представлением первой коллекции. Мы хотели сделать так, чтобы она привлекала и мужчин, и женщин. Мне кажется, что это хорошо». 

Уэстбрук не только не выступает против объективизации (да, в Америке есть и такая социальная проблема), но наоборот всячески к ней стремится. Он всегда рассуждает о том, как сам выбирает себе гардероб, гордится своими луками, иногда уж точно эпатирует и сам вывешивает удачные образы в соцсетях с хэштегом #nostylistneeded.

Принцип №5 Узкие штаны – sine qua non

Едва ли не в каждом интервью о моде Уэстбрук осуждал выбор Аллена Айверсона – мешковатые штаны.

В его личной коллекции Barney’s штаны исключительно узкие.

«Мне нравятся узкие модели, которые хорошо сидят. Спортивная форма обычно мешковатая, висит на тебе. Я хотел пойти в направлении одежды, которая лучше подходит, которую комфортно носить. Для меня важно выглядеть не так, как другие люди, поэтому я всегда сфокусирован на таких вещах, как цвет, рисунок, силуэт».

Помимо Barney’s New York, Уэстбрук сотрудничает с множеством других брендов в разных сферах: одежда (Public School), обувь (Del Toro), парфюмерия (Byredo), чемоданы (Globe-Trotter), нижнее белье (Kings & Jaxs), часы (Zenith) и украшения (Jennifer Fisher). У него, естественно, есть и 10-летний контракт с Jordan Brand (сумма не разглашается, но является наибольшей в истории компании).

Уэстбрук не носит вещи больше одного раза – представ перед аудиторией, он раздает их своим друзьям.

Дело тут не в новом контракте с «Тандер», а в том, что за одежду он уже давно не платит.

Принцип №6. Поменьше костюмов, в них мало креативности

Если вынести за скобки съемки для журналов, то Уэстбрук практически никогда не носит костюмы.

Когда такое происходит, он, конечно, старается импровизировать – играет с расцветкой, с рисунком, с обязательными кроссовками, с аксессуарами.

Но выходит так себе.

Костюм есть костюм, и ничего тут не придумаешь.

Профессиональные дизайнеры обращают внимание вот на что.

Мужской костюм – это вневременное выражение мужественности. Уэстбрук же намеренно отказывается от этой брони, так как она ему не нужна. Его модные эскапады, эксперименты с юнисексом и броскими цветами происходят на территории, которая всегда считалась женской и которая отдает женственностью.

Идеальная территория для гиперуверенного в себе экспериментатора.

Его любимые марки:

Костюм: Dior Homme, всегда.

Рубашки: Givenchy и Allsaints или Bape и Pigalle в спортивных сочетаниях.

Куртки: спортивная куртка Ralph Lauren, пальто Ovadia & Sons или аляска Public School NY. Кожаная куртка Balmain.

Обувь: Nike Jordans, ботинки Berluti, тапки Comme Des Garçons и Saint Laurent.

Джинсы: True Religion, Zara, G-Star.

Принцип №7. Повышенная дырявость

Доказано: если что-то порвано, то это на 75 процентов более модно, чем в обычной версии.

Никто не использует эту незамысловатую информацию лучше, чем Уэстбрук. Он орудует ножницами в любой непонятной ситуации – яростно бросается и на джинсы, и на майки.

Во-первых, это стильно.

Во-вторых, это дает ему легитимную возможность для того, чтобы продемонстрировать миру грудь.

Как-то раз Уэстбрук изуродовал майку за 2 тысячи долларов. Страшно подумать, сколько она стала стоить после его модных усовершенствований.

Принцип №8. Рисунок рубашки должен оставлять выжженный след на сетчатке

Подсчитано, что за один сезон предматчевые луки Уэстбрука стоят порядка 300 тысяч долларов.

 Распределяется это так.

На рубашки он тратит около 32 тысяч – в его гардеробе встречаются космические наряды за 900 долларов, но есть и скромные варианты за 100.

Куртки – порядка 40 тысяч. Надевает не каждый раз, но предпочитает варианты за 600-900 долларов, хотя иногда может превысить этот диапазон раза в четыре.

Штаны – около 60 тысяч. Начиная со штанов собственной коллекции Barnye’s от 315 долларов и улетая за 3 тысячи с Gucci’s.

Очки – 50 тысяч. Уэстбрук очень любит очки и чаще всего в данной области выбирает все самое дорогое.

Обувь – 16 тысяч. Jordans – навсегда, 200 долларов за пару на один выход.

Сумки – порядка 12 тысяч. Часто Уэстбрука можно увидеть с Westbrook XO Barney’s New York X Globetrotter, за 3 тысячи долларов. Подсчитано, что он обходится четырьмя комплектами за сезон.

Прочие аксессуары – около 65 тысяч. Здесь Уэстбрук может не ограничивать себя одним выходом. Галстуки, банданы, шарфы, платки, носки и прочее могут повторяться, но и разброс цен здесь непредсказуем.  

Принцип №9 Масло маслом не испортишь

Уэстбрук не боится утомить. Одна из форм провокации – это добавить джинсу к джинсе, кожу к коже.

Он просто уверен, что умеренность выдумали зануды.

Настоящий стиль – это враг любой умеренности.

Принцип №10. 70-е давно закончились, но водолазки остаются в моде

Уэстбрук разбирается в истории моды, очень часто делает реверансы в знак почтения к разным эпохам и возрождает то, что давно забыто.

Водолазки носят не только провинциальные библиотекари, но и стильные баскетболисты.

Принцип №11. Не одевайтесь как Чарльз Баркли

Одна из основополагающих аксиом Уэстбрука – «Баркли не может нормально одеться, даже если бы от этого зависела его жизнь». 

Уэстбрук не только стильно одевается. Он посещает показы по всему миру, общается с модельерами и сам придумывает коллекции.

«Я черпаю идеи отовсюду. Хожу по улицам. Рассматриваю людей. Изучаю цвета. Путешествую.

Идеи могут встретиться где угодно. Например, вот ковры в гостиницах. Интересно, как они сочетаются со стенами. С предметами искусства. Прошлым летом я был в Китае и увидел одну штуку на улице, и в тот же момент я подумал, что нужно сделать что-то вроде этого. Я понял это именно в тот момент. Я могу видеть разные цвета, как они сочетаются, разные ткани, разные гаммы, как это все подходит, как это  можно смешать, как они смотрятся на людях…

Я не умею рисовать, но я могу объяснить тому, кто умеет, ровно то, что я хочу сделать».

Принцип №12. Одежда как послание

Уэстбрук ненавидит журналистов и вообще не особенно любит разговаривать. Он всегда очень лаконичен, и самые интересные моменты в его интервью – это плохо скрываемое раздражение, когда его спрашивают что-то провокационное.

Зато в одежде он как раз очень «словоохотлив».

Здесь он может подчеркнуть свое настроение – например, на решающие матчи серий плей-офф приезжает в черных цветах.

Может кого-нибудь изящно пнуть – прийти в майке фотографа на матч против Кевина Дюрэнта.

Может сформулировать некое послание, которое не так просто интерпретировать – как когда он пришел в форме «Майти Дакс» с прозвищем «Броди» на спине.

В общем, ваша одежда должна артикулировать то, о чем вам самому говорить лень, что вы считаете само собой разумеющимся, что не заслуживает вашего внимания, но тем не менее бесит.

Уэстбрук – чемпион в данной области. Даже жалко, что его все любят, а то он бы устроил самый элегантный показ воинственных мод.

Принцип №13 Спортивный стиль – не только для спорта

Любимые вещи Уэстбрука – треники и кроссовки.

Обычно с такими вкусами невозможно пройти дресс-код и не получить пинка под зад.

Но Уэстбрук превратил спортивный стиль в официально признанный casual (речь сейчас не о Южном Бутове).

Привычные границы между разными стилями размываются, и спортивная одежда начинает комбинироваться с официальной. Во многом из-за спортсменов, которые не боятся пробовать новое.

Уэстбрук как обычно в авангарде движения – спортивные вещи он совмещает и с кожаными куртками, и со всякими рок-н-ролльными луками, и с костюмами, и еще бог знает с чем.

Принцип №14. Повышенное внимание к аксессуарам

Любимый аксессуар Уэстбрука  – это золотая цепь.

В остальном он импровизирует как боженька. Шляпы, сумочки, банданы, очки, украшения, часы, кольца – вы можете не одобрять его вкус, но должны согласиться с тем, что он докручивает образ до максимума с помощью скрупулезно подобранных деталей. 

Принцип №15. Очки без линз

Главный аксессуар Уэстбрука, его ноу-хау, нужно выделить особенно.

Именно благодаря очкам без линз его признали в качестве короля моды в НБА и сделали знаменосцем революции стиля: те красные очки без линз в финале-2012 оставили намного больше воспоминаний, чем игра «Тандер».

Его заметили. Ему поразились. Его начали копировать – половина игроков НБА после этого потеряла зрение.

Уэстбрук смотрел на все это с удивлением.

«Вообще я начал носить очки без линз еще в школе. Я брал пару за 2 доллара на толкучке в нашем районе. Мне всегда нравилось шлифовать свой образ, подчеркивать его индивидуальность. Не люблю выглядеть как остальные».

С удивлением, но не без деловой хватки. Тогда же Уэстбрук основал стартап Westbrook Frames и начал выпускать модные оправы. Каждая обойдется вам в 125 долларов.

Принцип №16. Буква «W»

На очки Уэстбрука запала вся лига. Но есть вещи, которые невозможно скопировать.

Уэстбрук персонализирует собственный стиль с помощью буквы «W», первой буквы своей фамилии.

Неважно, где вы разместите собственные инициалы. Главное – чтобы они были видны. Уэстбрук обычно появляется с кулоном, который невозможно не заметить.

Принцип №17 Спортивная форма – это стильно

Яркий пример того, как Уэстбрук обходит любые запреты.

Вообще-то формы попадают под бан дресс-кода 2005 года: с 90-х они стали неотъемлемым элементом культуры хип-хопа.

На эксперименты Уэстбрука же никто не реагирует. Он такими вещами не злоупотребляет, но сделал для спортивной формы примерно столько же, сколько Сами Насери для футбольных маек: благодаря его усилиям джерси и хоккейные топы становятся частью моды.

Принцип №18. Уважение к классике и 90-м

Когда наступили нулевые и все оглянулись на свое прошлое, то удивились, насколько же плохо они выглядели раньше.

Но 90-е – это одновременно романтичная эпоха и очень частая тема для вдохновения Уэстбрука.

На эту территорию он заходит очень часто, иногда со скандалами (как в случае с той майкой Slayer), и очевидно, что 90-е с их свободой, открытостью и готовностью к экспериментам его особенно привлекают. 

Принцип №19. Важно, чтобы никто не понял, вы серьезно или прикалываетесь

Уэстбрук сочетает несочетаемое. Размывает границы стилей. Играется с женственными проявлениями в моде. Формулирует образ, вроде бы вырастающий из черной культуры, и при этом продает его белым. Превращает строгую одежду в повседневную и вводит спортивные элементы в деловой наряд…

И из-за этого не всегда можно толком понять, что именно он хочет представить – это он на самом деле самовыражается так, опираясь на знания в моде, эксцентричный вкус и, конечно, смелость, или он просто смеется над всеми, прибегая к грубым формам эпатажа.

Такая вот модная пост-ирония.

Уэстбрук – это креативное самовыражение, которое одновременно носит мачисткий характер и при этом уходит от общепризнанных идеалов мужественности, которое вроде бы выросло из попыток белого руководства обуздать самовыражение чернокожих игроков и при этом является формой бунта против него.

Все сложно.

Принцип №20. «Почему нет?»

«Почему нет?» – это золотое правило стиля Расселла Уэстбрука.

Золотое правило современного искусства.

Никто не знает, что такое современное искусство. Никто не знает, что такое мода.

Если вам что-то хочется, всегда нужно это делать.

Люди думали, что никто не сможет набирать в среднем трипл-дабл, а шакалить подборы – это стыдно. Теперь эти люди ворчат в комментариях, а Уэстбрук тем временем стал MVP исключительно на основе статистических показателей.

«Мои предматчевые наряды никак не связаны с игрой. Они просто говорят о том, кто я. Я не одеваюсь так для того, чтобы меня заметили: «Посмотрите, что Уэстбрук сегодня надел!». Если мне что-то нравится, то я это надену, поеду на игру. Так это работает. А баскетбол от этого вообще никак не зависит. Я буду играть так, как я играю, в чем бы я ни пришел. Одежда – это не игра.

Мне не нужен стилист. Для меня – это выбрасывать деньги на ветер. Это отняло бы у меня свободу самовыражения. Самое важное в моде – это креативность, желание руководствоваться собственными идеями.

Мне плевать, что думают люди. Люди меня не знают. Они всего лишь видят меня по телевизору. Так что я не обращаю на это внимание. Я на площадке и я в жизни – это разные люди. Когда я выхожу на площадку, все думают, что я очень злой, безумный. Пусть думают, ничего не поделаешь. Из-за этого они неадекватно реагируют на меня, когда встречают вне паркета. Они подбегают ко мне: «А я думал, что ты сейчас взбесишься». Да почему я должен беситься?

Мода – это то, что каждый должен осознать для себя. Для меня тут все просто. Но я знаю, что я для многих других людей – нет. Нужно просто пробовать и не думать о том, что скажут люди. С появлением социальных сетей это, конечно, стало сложнее – когда я что-то надеваю, это может разойтись всюду. Но иногда нужно просто сказать «В жопу все это» и надеть то, что вам нравится».

Принцип №21. Если вы что-то надели, будьте уверены в том, что это топчик

– Вы самый стильный человек в Оклахоме?

– Я самый стильный человек где бы то ни было.

Фото: Gettyimages.ru/Kevin Winter, Mike Ehrmann, Jayne Kamin-Oncea, Michael Loccisano, Michael Kovac, Pascal Le Segretain, Elsa, Brett Deering; zachbeeker.com; gq.com; metalinjection.net; globallookpress.com/mpi67/MediaPunch